Лоис Макмастер БУДЖОЛД
БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ

(Lois McMaster Bujold, "Brothers in Arms", 1989)
Перевод (c) - Тагира Зарипова (Tagir.Zaripov@soros.ksu.ru), ред. от 23.03.2001

ГЛАВА 1

Его боевой десантный катер тихо и неподвижно припал к земле в ремонтном доке - злобно, на предвзятый взгляд Майлза. Его металлическая и фиберпластовая поверхность была исцарапана, помята и обожжена. Когда он был новым, он выглядел таким гордым, сверкающим и эффективным. Возможно, от своих травм он претерпел психическое изменение личности. Он был новым совсем недавно - несколько месяцев тому назад...

Майлз устало потер лицо и выдохнул. Если у кого-нибудь здесь и начинался психоз, то точно не у оборудования. Конечно, все зависит от того, как посмотреть. Он оторвал свою ногу в ботинке от скамьи, над который он склонился, и выпрямился, по крайней мере насколько позволял его искривленный позвоночник. Командор Куинн, следившая за каждым его движением, встала у него за спиной.

- Вот здесь, - Майлз проковылял вдоль фюзеляжа и указал на бортовой люк катера, - имеется конструктивный недостаток, который меня очень беспокоит. - Он сделал знак инженеру-оценщику из Орбитальных Верфей Кеймера подойти ближе. - Трап из этого шлюза выдвигается и втягивается автоматически, с возможностью переключения на ручное управление - пока все в порядке. Но место, предназначенное для него, находится внутри шлюза, что означает, что если по какой-либо причине трап застрянет снаружи, то люк не может быть задраен. Я полагаю, вы можете представить себе последствия этого.

Майлзу не нужно было представлять их себе; они горели в его памяти в течение последних трех месяцев. Мгновенный повтор без кнопки останова.

- Вы выяснили это на собственном опыте на Дагуле IV, Адмирал Нейсмит? - инженер спрашивал с неподдельным интересом.

- Да. Мы потеряли... личный состав. Я чуть было не стал одним из них.

- Понятно, - сказал инженер с уважением. Но брови его выгнулись.

Как ты смеешь забавляться... К счастью для его здоровья, инженер не улыбнулся. Худой человек немного выше среднего роста, он вытянулся вдоль борта катера, чтобы вопрошающе пройтись руками по пазу, подтянулся на руках, заглянул внутрь и стал бормотать примечания в свой диктофон. Майлз подавил желание подпрыгнуть вверх, подобно лягушке, и попытаться увидеть на что он там смотрит. Несолидно. С его собственными глазами на уровне груди инженера Майлзу понадобилась бы еще примерно метровая стремянка только для того, чтобы дотянуться до паза для трапа стоя на цыпочках. И он чертовски устал для того, чтобы сейчас заниматься гимнастикой, и тем более не собирался просить Элли Куинн чтобы она его подсадила. Он вздернул подбородок в старом непроизвольном нервном тике, и стал ждать с видом парадного отдыха, соответствующем его мундиру, заложив руки за спину.

Инженер спрыгнул назад на палубу дока с глухим ударом.

- Да, адмирал, Я думаю, Kеймер сможет как следует позаботиться о этом для вас. Сколько, вы сказали, у вас этих катеров?

- Двенадцать, - Четырнадцать минус два равняется двенадцати. Исключение составляет математика Свободного Флота Дендарийских Наемников, где четырнадцать минус два равняется двумстам семи погибшим. Прекрати это, твердо приказал Майлз глумливому счетоводу в его голове. Теперь уже никому этим не поможешь.

- Двенадцать. - Инженер сделал пометку. - Что еще? - Он окинул взглядом потрепанный катер.

- Мой собственный технический отдел займется менее значительным ремонтом, поскольку теперь, похоже, мы действительно здесь задержимся на некоторое время. Я хотел позаботиться об этой проблеме с трапом лично, но мой первый заместитель, командующий Джезек, главный инженер моего флота, он хочет поговорить с вашими специалистами по прыжковым технологиям относительно перекалибровки некоторых из наших стержней Неклина. У меня есть скачковый пилот с ранением головы, но микро-нейрохирургия скачкового имплантата, как я понимаю, не является специализацией Кеймера. Так же как системы вооружения?

- Нет, конечно, - поспешно согласился инженер. Он прикоснулся к подпалине на покрытой шрамами поверхности катера, как будто зачарованный насилием, о котором тот молчаливо свидетельствовал, и затем добавил, - Кеймер в основном обслуживает коммерческие суда. Наемный флот - нечто немного необычное в этой части сети чревоточин. Почему вы прилетели к нам?

- У вас были самые низкие цены.

- Я не про корпорацию Кеймер. Про Землю. Я имел в виду, почему вы прилетели на Землю? Мы несколько в стороне от основных торговых маршрутов, за исключением туристов и историков. Э-э ... мирных.

Ему интересно, нет ли у нас здесь контракта, понял Майлз. Точно - здесь, на планете с девяти миллиардным населением, по сравнению c чьими объединенными военные силам пят тысяч Дендарийских Наемников - мелочь. Он думает, я собираюсь наделать неприятностей старой матушке Земле? А даже если и да, то что, я нарушу секретность и расскажу ему...

- Вот именно, мирных, - спокойно сказал Майлз. - Дендарийцы нуждаются в отдыхе и переоборудовании. Мирная планета в стороне от главных каналов сети это как раз то, что доктор прописал. - Он съежился внутри, подумав о том, какой счет от этого доктора его ожидает.

Дело было не в Дагуле. Спасательная операция была тактическим триумфом, почти что чудом военного искусства. Его собственные люди уверяли его в этом снова и снова, так что, пожалуй, он и сам начнет в это верить.

Прорыв на Дагуле IV был третьим по численности побегом военнопленных в истории, как сказал ему коммодор Танг. Танг был одержим страстью к военной истории, он должен знать. Дендарийцы похитили более десяти тысяч пленных солдат, целый лагерь военнопленных, из под самого носа Цетагандийской Империи, и сделали из них ядро новой партизанской армии на планете, которую цетагандийцы рассчитывали с легкостью захватить. Издержки были небольшими, особенно по сравнению с впечатляющими результатами - но не для тех, кто заплатил за победу своими жизнями, для которых ценой было нечто бесконечное, поделенное на ноль.

Дело было в последствиях операции на Дагуле, которые дорого обошлись дендарийцам - мстительное преследование приведенных в ярость цетагандийцев. Их суда преследовали их до тех пор, пока дендарийцы не ускользнули от них через зону, которую цетагандийские военные корабли не могли преодолеть по политическим причинам; после этого за дело взялись команды убийц и диверсантов. Майлз надеялся, что они наконец оторвались от убийц.

- Все эти повреждения были получены на Дагуле IV? - продолжил инженер, все еще заинтересованный катером.

- Дагула была тайной операцией, - жестко сказал Майлз. - Мы ее не обсуждаем.

- Она понаделала много шуму в новостях несколько месяцев назад, - заверил его землянин.

Голова болит... Майлз прижал ладонь ко лбу, скрестил руки и положил подбородок на руку, выдавливая улыбку для инженера.

- Превосходно, - пробормотал он. Командор Куинн поморщилась.

- Это правда, что цетагандийцы назначили награду за вашу голову? - бодро спросил инженер.

Майлз вздохнул.

- Да.

- О, - сказал инженер. - Я думал, что это были слухи. - Он слегка отодвинулся, как будто смущенный, или как будто атмосфера нездорового насилия, окружающая наемника, была заразой, которая могла как-нибудь прицепиться к нему если он окажется слишком близко. Он просто мог быть прав. Он прочистил горло.

- Теперь, о процедуре оплаты изменений конструкции - что вы думаете по этому поводу?

- Наличными после завершения работ, - быстро сказал Майлз, - работа принимается после того, как комиссия из моего технического персонала подтвердит ее завершение. Мне кажется, эти условия были в вашей заявке.

- Э-э, да. Хм. - Землянин оторвал свое внимание от техники. Майлз буквально увидел, как тот переключается с технического режима на деловой. - Такие условия мы обычно предлагаем нашим клиентам, являющимся устоявшимися корпорациями.

- Свободный Флот Дендарийских Наемников это устоявшаяся корпорация. Зарегистрирована на Единении Джескона.

- Мм, да, но - как бы получше выразиться - наиболее экзотический риск, на который наши клиенты обычно идут, это банкротство, от которого у нас имеются те или иные юридические способы защиты. Ваш наемный флот э-э...

Он хочет знать как он сможет получить деньги с покойника, подумал Майлз.

- Рискует гораздо сильнее. - прямолинейно закончил инженер. Он пожал плечами, извиняясь.

Честный человек, по крайней мере...

- Мы не будем поднимать цены по сравнению с заявленными ранее. Но, боюсь, нам придется попросить оплату вперед.

Раз уж мы опустились до обмена оскорблениями...

- Но это не защищает нас от некачественной работы. - сказал Майлз.

- Вы можете обратиться в суд, - заметил инженер, - как все остальные.

- Я могу разнести вашу... - Пальцы Майлза отбивали дробь по шву на брюках - в том месте, где должна была быть кобура. Земля, старушка Земля, старая цивилизованная Земля. Стоявшая за его плечом командор Куинн прикоснулась к его локтю мимолетным сдерживающим жестом. Он послал ей короткую разубеждающую улыбку - нет, он не собирается позволить экзотическим возможностям адмирала Майлза Нейсмита, командующего Свободного Флота Дендарийских Наемников, завести его слишком далеко. Он просто устал, сказала его улыбка. Ее блестящие карие глаза, чуть расширившись, ответили - Ерунда, сэр. Но это был другой спор, который они не будут продолжать здесь, во всеуслышание, на людях.

- Вы можете поискать лучшее предложение, - сказал инженер нейтрально, - если пожелаете.

- Мы искали, - сказал Майлз коротко. И ты это прекрасно знаешь...- Хорошо. М-м... что если... Половину вперед и половину по окончании работ?

Землянин нахмурился, покачал головой.

- Кеймер не завышает своих предварительных оценок. И наши сверхсметные расходы - среди самых низких в отрасли. Это вопрос гордости.

Термин сверхсметные расходы в свете Дагулы вызвал у Майлза зубную боль. Вообще, сколько этим людям действительно известно о Дагуле?

- Если вас действительно беспокоит качество наших работ, деньги могут быть внесены на депозитный счет, который контролирует третья нейтральная сторона, такая, как, например, банк, до тех пор, пока вы не примете работу. Не очень хороший компромисс с точки зрения Кеймера, но - это самое большее на что я могу пойти.

Нейтральная третья земная сторона, подумал Майлз. Если бы он не проверил качество работ Кеймера, его бы здесь не было. Майлз думал о движении своих собственных финансов. Которые определенно не касаются Кеймера.

- У вас проблемы с финансами, адмирал? - осведомился землянин с интересом. Майлз буквально увидел, как цена растет прямо на глазах.

- Ничуть, - вежливо соврал Майлз. Разлетающиеся слухи о финансовых проблемах дендарийцев могут сорвать гораздо больше, чем просто ремонтный договор. - Очень хорошо. Предоплата будет переведена на счет, - Если он не сможет использовать эти средства, не сможет и Кеймер. Стоявшая позади него Элли Куинн втянула воздух через зубы. Инженер-землянин и командир наемников торжественно пожали руки.

Следуя за инженером назад по направлению к его офису, Майлз на минуту задержался у иллюминатора, из которого открывался прекрасный вид Земли с орбиты. Инженер улыбнулся и вежливо, даже с гордостью, подождал, наблюдая за его пристальным взглядом.

Земля. Старая, романтическая, историческая Земля, большой голубой шарик. Майлз всегда надеялся побывать здесь когда-нибудь, хотя, конечно, не в такой ситуации.

Земля все еще оставалась самой крупной, богатой, густо и разнообразно населенной планетой в рассеянной совокупности чревоточин исследованного человечеством пространства. Недостаток хороших выходных точек в локальном солнечном пространстве и правительственная разобщенность оставили ее военно и стратегически малозначительной с точки зрения большей части галактики. Однако Земля все еще царила, если и не правила, верховенствуя в области культуры. Более израненная войнами, чем Барраяр, и технически продвинутая как Колония Бета, конечная точка всех паломничеств, как религиозных, так и мирских - в свете чего, главные посольства всех миров, которые могли себе это позволить, были собраны здесь. Включая, отметил Майлз, тихонько покусывая указательный палец, и посольство Цетаганды. Адмирал Нейсмит должен использовать все средства, чтобы избегать их.

- Сэр? - Элли Куинн прервала его размышления. Он коротко улыбнулся ее скульптурному лицу, самому прекрасному, какое его деньги могли купить после плазменного ожога, и, благодаря гению хирургов, все еще безошибочно узнаваемому лицу Элли. Если бы каждая боевая потеря, понесенная его войсками, могла быть так же исправлена. - Командующий Танг вызывает вас по комм-связи, - продолжила она.

Его улыбка померкла. Что там еще? Он прервал наблюдение и зашагал вслед за ней к офису инженера с вежливым, непреклонным “Извините нас, пожалуйста”.

Мягкое, широкое лицо его второго заместителя-евразийца появилось над видеопластиной.

- Да. Ки?

Ки Танг, уже без формы и в гражданском, коротко кивнул ему вместо того, чтобы отдать честь.

- Я только что закончил переговоры с центром реабилитации относительно девятерых наших тяжело раненых. Прогнозы в основном благоприятные. И они считают, что они смогут спасти четверых из восьми замороженных убитых, может пятерых, если повезет. Здешние хирурги даже считают, что они смогут починить имплантат Демми как только сами нервные ткани заживут. За плату, конечно... - Танг назвал цену в федеральных кредитах.

Майлз мысленно перевел ее в Имперские марки Барраяра, и тихонько свистнул.

Танг сухо понимающе ухмыльнулся.

- Да. Если только вы не хотите отказаться от этой починки. Она равна всему остальному, вместе взятому.

Майлз покачал головой, поморщившись.

- Во вселенной достаточно людей, которых я готов надуть, но мои собственные раненые не входят в их число.

- Спасибо. - сказал Танг. - Я согласен. Теперь я практически готов уйти отсюда. Последняя вещь, которую я должен сделать, это подписать расписку о персональной ответственности за уплату счета. Вы вполне уверены что сможете здесь получить оплату, которая нам причитается за операцию на Дагуле?

- Это следующее, чем я намерен заняться, - пообещал Майлз. - Подписывайте, я позабочусь о том, чтобы все было в порядке.

- Очень хорошо, сэр, - сказал Танг. - Я могу ехать домой в увольнение после этого?

Танг с Земли, единственный землянин, которого Майлз когда-либо встречал - что вероятно объясняло подсознательную симпатию, которую он испытывал к этому месту, подумал Майлз.

- Сколько времени мы должны вам сейчас, Ки, около полутора лет? - Увы, с оплатой, добавил тоненький голосок в его голове, и был подавлен как недостойный. - Можете брать сколько захотите.

- Спасибо. - Лицо Танга смягчилось. - Я только что говорил с дочерью, у меня родился внук!

- Поздравляю! - сказал Майлз. - Ваш первый?

- Да.

- Отправляйтесь, в таком случае. Если что-нибудь произойдет, мы об этом позаботимся. Вы необходимы только в бою, а? Э... где вы будете?

- В доме моей сестры, в Бразилии. У меня там около четырех сотен родственников.

- Бразилия, верно. Хорошо. - Где, к черту, была Бразилия? - Желаю прекрасно провести время.

- Непременно. - Прощальный полу-салют Танга был определенно веселым. Его лицо растворилось.

- Проклятье, - вздохнул Майлз. - Мне жаль отпускать его - даже в отпуск. Ну, он его заслуживает.

Элли перегнулась через спинку кресла его комм-пульта. Ее дыхание слегка коснулось его темных волос, его темных мыслей.

- Могу я напомнить, Майлз, что он не единственный старший офицер, которому нужно немного отдохнуть? Даже тебе нужно иногда снимать стресс. И ты тоже был ранен.

- Ранен? - Челюсти Майлза свело от напряжения. - О, кости. Переломы не в счет. У меня всю жизнь были эти проклятые ломкие кости. Я просто должен научиться не поддаваться искушению сыграть роль боевого офицера. Место моей задницы в славном мягком кресле в тактическом зале, а не на линии фронта. Если бы я заранее знал, что на Дагуле все окажется так - физически, я послал бы туда кого-нибудь другого в качестве фальшивого военнопленного. В любом случае, вот тебе и ответ. У меня был отпуск в корабельном лазарете.

- И потом провел месяц, слоняясь вокруг как крио-труп, который подогрели в микроволновой печи. Когда ты входил в комнату, это было как визит с того света.

- Я прошел через проделку на Дагуле на одних нервах. Нельзя быть на взводе так долго и после не заплатить за это небольшим стрессом. По крайней мере, я не могу.

- У меня сложилось впечатление, что здесь нечто большее, чем это.

Он развернулся вместе с креслом, огрызаясь ей в лицо:

- Отстанешь ты от меня! Да, мы потеряли нескольких хороших людей. Я не люблю терять хороших людей. Я плачу по-настоящему - не на людях, если ты не возражаешь!

Она отпрянула, ее лицо омрачилось. Он смягчил голос, глубоко пристыженный своим взрывом.

- Извини, Элли. Я знаю, я раздражителен в последнее время. Смерть этой бедной военнопленной, которая выпала из катера, потрясла меня больше чем… больше чем я должен был позволить. Я никак не могу...

- Я вышла за рамки, сэр.

“Сэр” было как игла, прокалывающая куклу Вуду, которую она приберегла для него. Майлз дернулся.

- Вовсе нет.

Почему, почему, почему из всех идиотских вещей, которые он совершил в качестве Адмирала Нейсмита, он когда-то установил как должное политику не искать физической близости с кем-либо из его собственной организации? В то время это показалось хорошей идеей. Танг одобрял. Ради Бога, Танг же дедушка, его мужское начало, наверное, отмерло много лет назад. Майлз вспомнил, как он отклонил первые шаги, которые Элли когда-то сделала к нему. “Хороший офицер не ходит в магазин, принадлежащий компании,” - мягко объяснил он. Почему она не двинула ему в челюсть за эту глупость? Она проглотила это непреднамеренное оскорбление без комментариев, и никогда больше не пыталась. Поняла ли она когда-нибудь, что он имел это в виду применительно к себе, а не к ней?

Когда он находился с флотом долгое время, он обычно старался отправить ее на отдельные от флота задания, с которых она неизменно возвращалась с великолепными результатами. Она возглавляла высланную вперед команду на Землю, и Кеймер и многие из их других поставщиков все были подобраны к тому времени, когда Дендарийский флот вышел на орбиту. Хороший офицер, после Танга, наверное, его самая лучшая. Чего только не отдал бы он теперь за то, чтобы нырнуть в это гибкое тело и забыться. Слишком поздно, он упустил свой шанс.

Ее бархатные губы насмешливо скривились. Она - по-сестрински, наверное - пожала плечами.

- Я не буду больше донимать тебя этим. Но по крайней мере подумай об этом. Я не думаю, что я когда-либо видела человеческое существо, которому нужно было переспать больше, чем тебе сейчас.

О Господи, какая прямая фраза - что эти слова действительно значат? Его дыхание перехватило. Дружеское замечание, или приглашение? Если просто замечание, и он перепутает его с приглашением, не подумает ли она, что он использует свое положение, чтобы добиться ее внимания? Если обратное, не будет ли она снова оскорблена и не отвернется ли от него на ближайшие годы? Он ухмыльнулся, охваченный паникой.

- Расплатиться, - выпалил он. - Что мне сейчас нужно, это расплатиться, а не переспать. После этого - после этого, а-а... может, мы могли бы пойти посмотреть некоторые достопримечательности. Это выглядит практически преступлением - проделать весь этот путь и не увидеть что-нибудь со Старой Земли, даже если это было случайно. В любом случае мне полагается иметь телохранителя все время внизу, мы могли бы объединиться.

Она вздохнула, выпрямляясь.

- Да, обязанности прежде всего, конечно. Да, обязанности прежде всего. И его следующей обязанностью было доложить нанимателям Адмирала Нейсмита. После этого все его неприятности будут значительно упрощены.

Майлзу хотелось, чтоб он мог переодеться в штатское перед тем, как отправляться в эту экспедицию. Его свежий серо-белый мундир дендарийского адмирала был адски заметен в этом торговом центре. Или по крайней мере заставить Элли переодеться - они могли бы прикинуться солдатом в увольнении и его подругой. Но его гражданские вещи были припрятаны в ящик несколькими планетами позади - вернет ли он себе когда-нибудь? Одежда была сделана на заказ и была дорогой, не столько как знак статуса, как из простой необходимости.

Обычно он мог забыть об особенностях своего тела - слишком большая голова, излишне подчеркиваемая короткой шеей сидела на скрюченном позвоночнике, все это сплющено до роста метр сорок пять, наследие несчастного случая еще до рождения - но ни что не подчеркивало его дефекты в его собственном мозгу более четко, чем попытка одолжить одежду у кого-то с нормальным ростом и телосложением. Ты уверен, что это мундир привлекает внимание, парень? мысленно обратился он к себе. Или ты опять играешь со своей головой в кто-кого-обманет? Прекрати это.

Он вернул свое внимание к тому, что его окружало. Город-космопорт Лондон, мозаика почти двух тысячелетий сталкивающихся архитектурных стилей, был очарователен. Солнечный свет, падающий через витраж арки торгового центра, был так ошеломляюще богат цветом, что дух захватывало. Одно это могло навести на мысль, что его глаза вернулись на планету их предков. Возможно, позже у них будет возможность посетить больше исторических мест, таких как подводная экскурсия по озеру Лос-Анджелес, или Нью-Йорк за его великими дамбами.

Элли еще раз нервно обошла вокруг скамьи под часами, осматривая толпу. Это казалось совершенно неподходящим местом для неожиданного появления команд цетагандийских убийц, но все же он был рад чужой бдительности, которая позволяла ему быть уставшим. *Ты можешь приходить искать убийц у меня под кроватью в любое время, любовь моя...*

- В некотором смысле я рад, что мы оказались здесь, - заметил он ей. - Это может оказаться прекрасной возможностью для Адмирала Нейсмита прекратить свое собственное существование на некоторое время. Отвести огонь от дендарийцев. Цетагандийцы во многом похожи на барраярцев, в самом деле, у них очень персонализированный взгляд на командование.

- Ты чертовски небрежно к этому относишься.

- Ранняя подготовка. Абсолютные незнакомцы, пытающиеся убить меня, заставляют меня чувствовать себя точно как дома. - Поразившая его мысль вызвала нечто вроде мрачного веселья - Ты знаешь, это первый раз когда кто-то пытался меня убить из-за меня, а не из-за кого-то из моих родственников? Я когда-нибудь рассказывал тебе о том, что мой дед действительно сделал когда мне было...

Она прервала его болтовню движением подбородка.

- Я думаю, это за нами...

Он проследил за ее взглядом. Он устал, она заметила их связного раньше, чем он. Мужчина, направляющийся к ним с вопросительным выражением на лице, был одет в модную земную одежду, но его волосы были подстрижены барраярским военным ежиком. Сержант, наверное. Офицеры предпочитали слегка менее строгую стрижку в стиле римских патрициев. "Мне нужно подстричься," подумал Майлз, его воротник неожиданно защекотал шею.

- Милорд? - сказал мужчина.

- Сержант Барт? - спросил Майлз.

Мужчина кивнул, взглянув на Элли.

- Кто это?

- Мой телохранитель.

- А.

Такое легкое сжатие губ и расширение глаз, чтобы передать так много насмешки и презрения. Майлз мог почувствовать кольцо мышц на своей шее.

- Она превосходно знает свое дело.

- Я в этом уверен, сэр. Сюда, пожалуйста. - он повернулся и повел их прочь.

Вежливое лицо смеялось над ним, он мог почувствовать это, сказать, посмотрев на затылок. Элли, заметившая только внезапное увеличение напряжения в воздухе, тревожно посмотрела на него. "Все в порядке", мысленно сказал он ей, продевая ее руку под свой локоть.

Они побрели за своим проводником, через магазин, вниз на лифтовому туннелю и нескольким лестницам, затем пошли пешком. Подземный служебный уровень был лабиринтом из туннелей, трубопроводов, и оптических кабелей. Они пересекли, как полагал Майлз, несколько кварталов. Их проводник открыл дверь с сенсорным замком. Еще один короткий туннель вел к еще одной двери. Около этой был живой охранник, чрезвычайно аккуратный в зеленой Имперской форме Барраяра, который вскочил с кресла своего комм-пульта, где он наблюдал за сканнерами, и едва удержался от того, чтобы не отдать честь их одетому в штатское проводнику.

- Мы оставляем здесь свое оружие, - сказал Майлз Элли. - Все. Я имею в виду действительно все.

Элли подняла брови на неожиданное изменение акцента Майлза, от монотонного бетанского гнусавого выговора Адмирала Нейсмита к теплой гортанной речи его родного Барраяра. Она редко слышала его барраярский выговор, интересно - который из них покажется напускным для нее? Однако не было никаких сомнений о том, который из них покажется напускным сотрудникам посольства, и Майлз прочистил горло чтобы быть уверенным в полном подчинении его голоса новым приказам.

Вклад Майлза в кучу на пульте охранника состоял из карманного парализатора и длинного стального кинжала в ножнах из кожи ящерицы. Охранник просканировал кинжал, снял серебряный колпачок с конца украшенной драгоценными камнями рукояти, из-под которого показалась замысловатая печать, и вручил его с осторожностью назад Майлзу. Их проводник поднял брови при виде миниатюрного технического арсенала, выложенного Элли. Вот тебе, мысленно сказал ему Майлз. Это утрет твой уставной нос. Он проследовал дальше, чувствуя себя несколько более спокойно.

Подъем в лифтовой шахте, и неожиданно атмосфера наполнилась приглушенным, невысказанным чувством собственного достоинства.

- Посольство Барраярской Империи, - шепнул Майлз Элли.

Должно быть, у жены посла есть вкус, подумал Майлз. Но здание имело странный, герметично-запечатанный аромат, который опытный нос Майлза определил как параноидальную безопасность в действии. Ах да, посольство планеты - это территория этой планеты. Чувствуешь себя прямо как дома.

Их проводник повел их вниз по очередной лифтовой шахте в то, что несомненно было административным коридором - Майлз заметил сенсорные сканеры в резной арке, через которую они прошли - затем через две автоматические двери в маленький, тихий кабинет.

- Лейтенант лорд Майлз Форкосиган, сэр, - объявил их проводник, стоя по стойке “смирно”, - И - телохранитель.

Руки Майлза дернулись. Только барраярец может передать такую тонкую тень оскорбления в полусекундной паузе между двумя словами. Снова дома.

- Спасибо. Сержант, вы свободны. - сказал сидевший за комм-пультом капитан. Снова зеленая имперская форма - посольство должно придерживаться официального тона.

Майлз с любопытством взглянул на человека, которому, волей-неволей, предстояло быть его новым командиром. Капитан взглянул в ответ так же пристально.

Привлекающий внимание человек, хотя далеко не красив. Прикрытые тяжелыми веками орехово-карие глаза. Жесткий, сдержанный рот, мясистый клинок носа выводит римский профиль, подходящий к прическе своего офицера. Его руки были грубоватыми и чистыми, переплетены теперь между собой в спокойном напряжении. Чуть больше тридцати, предположил Майлз.

Но почему этот парень смотрит на меня так, словно я щенок, который только что сделал лужу на его ковре? Майлз забеспокоился. Я только что появился здесь, у меня даже еще не было времени, чтобы разозлить его. О, Господи, надеюсь, он не один из тех барраярских деревенских мужланов, которые видят во мне мутанта, спасшегося после неудачного аборта ...

- Итак, - сказал капитан, со вздохом откидываясь назад в своем кресле, - вы сын Великого Человека, а?

Улыбка Майлза абсолютно застыла. Красный туман заполонил его зрение. Он слышал, как кровь стучит в его ушах подобно смертельному маршу. Элли, наблюдавшая за ним, стояла совершенно неподвижно, едва дыша. Губы Майлза шевельнулись; он сглотнул. Он попытался снова.

- Да, сэр, - он услышал себя, говорящего как будто с огромного расстояния. - И кто вы?

Ему удалось, едва-едва, не позволить этой фразе выйти как “И чей вы сын?” Ярость, скрутившую его живот, нельзя показывать: ему еще нужно будет работать с этим человеком. Возможно, это даже не было преднамеренным оскорблением. Не могло быть - как мог этот незнакомец знать сколько пота и крови Майлз пролил, борясь с обвинениями в привилегированности, ставившими под сомнение его способности? “Мутант здесь только потому, что отец его устроил…” Он прямо-таки слышал голос отца, опровергающий, “Ради Бога, вытащи свою голову из задницы, парень!” Он дал гневу вытечь в долгом, успокаивающем выдохе, и поднял голову.

- О, - сказал капитан, - да, вы разговаривали только с моим помощником, не так ли. Я капитан Дув Галени, старший военный атташе посольства, и, кроме того, шеф Имперской безопасности, также, как и армейской безопасности, здесь. И, признаться, я несколько удивлен вашим появлением в моей командной цепи. Для меня не совсем ясно, что я должен делать с вами.

Не сельский акцент; это был спокойный вежливый голос образованного горожанина. Майлз не мог привязать его к географии Барраяра.

- Я не удивлен, сэр, - сказал Майлз, - Я сам не ожидал, что буду докладывать на Земле, тем более так поздно. Изначально предполагалось отрапортовать в Командование Имперской безопасности в штабе второго сектора на Тау Кита, больше месяца назад. Но Свободный Флот Дендарийских Наемников был выбит из локального пространства Махата Солярис неожиданной атакой цетагандийцев. Поскольку нам не платят за то, чтобы мы открыто воевали с цетагандийцами, мы бежали, и кончилось все тем, что мы не смогли вернуться назад более коротким путем. Это буквально моя первая возможность доложить куда-нибудь с тех пор, как мы доставили беженцев на их новую базу.

- Я не... - капитан остановился, его губы дернулись, и он начал снова. - Я не был осведомлен, что экстраординарный побег на Дагуле был секретной операцией барраярской разведки. Не опасно ли близко это к тому, чтобы быть актом неприкрытой агрессии по отношению к Цетагандийской Империи?

- Именно поэтому для этого были использованы дендарийские наемники, сэр. Фактически предполагалось, что это будет несколько меньшая операция, но события немного вышли из-под контроля. На поле боя, так сказать, - стоящая позади него Элли продолжала смотреть прямо перед собой, и даже не пикнула - У меня э-э... есть полный рапорт.

Похоже, у капитана шла внутренняя борьба.

- И какая же связь между Дендарийским Флотом Свободных Наемников и Имперской Безопасностью, лейтенант? - сказал он в конце концов. В его тоне было что-то почти жалобное.

- Э-э... Что вы уже знаете, сэр?

Капитан Галени повернул руки ладонями вверх.

- Я даже не слыхал о них, кроме как краем уха, до того, как вы связались со мной вчера по видео. Мои файлы - мои файлы Безопасности! - говорят о них ровно три вещи. Их нельзя атаковать, любые запросы о помощи в критических ситуациях должны встречаться со всей возможной скоростью, и за дальнейшей информацией я должен обращаться в штаб Службы Безопасности второго сектора.

- О, да, - сказал Майлз, - все верно. Это всего лишь посольство класса III, не так ли. Хм, ну, связь довольно простая. Дендарийцев держат на договоре для сверхсекретных операций, которые либо находятся вне досягаемости Имперской Безопасности, либо для которых любая прямая, либо прослеживаемая связь с Барраяром будет политически нежелательна. Дагула подходит под оба случая. Приказы приходят из генерального штаба, с ведома и согласия Императора, через начальника Имперской Безопасности Иллиана ко мне. Это очень короткая цепочка командования. Я посредник, предположительно единственное связующее звено. Я покидаю Имперский штаб как лейтенант Форкосиган, и возникаю - где бы то ни было - как Адмирал Нейсмит, размахивая новым контрактом. Мы отправляемся делать то, что нам поручено сделать, и затем, с точки зрения дендарийцев, я исчезаю так же загадочно, как и появился. Бог знает, чем, по их мнению, я занимаюсь в остальное время.

- Вы действительно хотите знать? - спросила Элли, ее глаза загорелись.

- Позже, - пробормотал он уголком рта.

Капитан забарабанил пальцами по своему пульту, и глянул вниз на дисплей.

- Ничего из этого нет в вашем официальном досье. Двадцать четыре года - не слишком ли вы молоды для вашего звания, а - адмирал? - его голос был сухим, глаза насмешливо прошлись по дендарийской форме.

Майлз постарался игнорировать его тон.

- Это долгая история. Командующий Танг, самый старший из дендарийских офицеров, настоящий мозг подразделения. Я просто играю роль.

Глаза Элли расширились от возмущения; строгим взглядом Майлз попытался заставить ее замолчать.

- Вы делаете больше, чем это, - возразила она.

- Если вы единственная связь, - нахмурился Галени, - тогда кто, черт побери, эта женщина? - Его слова представили ее если не как человека, то уж точно не как солдата.

- Да, сэр. Ну, на случай непредвиденных обстоятельств есть трое дендарийцев, которые знают, кто я на самом деле. Командор Куинн, которая присутствовала при зарождении всей этой аферы, одна из них. Согласно приказу Иллиана я должен постоянно иметь при себе телохранителя, так что командор Куинн становится им всякий раз, когда я должен сменить обличье. Я полностью доверяю ей. - Ты будешь уважать моих людей, будь прокляты твои насмешливые глаза, что бы ты не думал обо мне

- Как долго это продолжается, лейтенант?

- Ах, - Майлз взглянул на Элли, - семь лет, не так ли?

Ясные глаза Элли сверкнули.

- Как будто это было только вчера, - мягко проворковала она. Похоже, она тоже находит тяжелым игнорировать этот тон. Майлз надеялся, что она сможет держать свое острое чувство юмора под контролем.

Капитан рассматривал свои ногти, затем жестко взглянул на Майлза.

- Хорошо, я собираюсь обратиться в Службу Безопасности второго сектора, лейтенант. И если я выясню, что это очередной лордик-фор вздумал пошутить, я сделаю все, что в моих силах, чтобы увидеть, что вы призваны к ответу за это. Вне зависимости от того, кто ваш отец.

- Все это правда, сэр. Слово Форкосигана.

- Вот именно, -проговорил сквозь зубы капитан Галени.

Майлз, разъяренный, вдохнул - и наконец опознал акцент Галени. Он вздернул подбородок.

- Вы - комаррец, сэр?

Галени настороженно кивнул. Майлз кивнул в ответ еще более холодно. Элли подтолкнула его, шепча “Какого черта-?”

- Позже, - пробормотал в ответ Майлз, - Внутренняя политика Барраяра.

- Мне нужно будет кое-что прояснить для себя?

- Вероятно. - Он повысил голос. - Мне необходимо войти в контакт с моим непосредственным начальством, капитан Галени. Я понятия не имею каковы будут дальнейшие отданные мне приказы.

Галени поджал губы и спокойно заметил:

- Непосредственно сейчас я ваш начальник, лейтенант Форкосиган.

И чертовски задет, рассудил Майлз, тем, что вырезан из собственной командной цепи - и кто стал бы винить его? Теперь помягче…

- Конечно, сэр. Какие будут приказания?

Руки Галени быстро сжались в жесте разочарования, рот иронически скривился.

- Я полагаю, пока все мы ожидаем прояснения, мне придется включить вас в свой персонал. Третьим помощником военного атташе.

- Идеально, сэр, спасибо, - сказал Майлз, - Адмиралу Нейсмиту сейчас просто очень необходимо исчезнуть. Цетагандийцы назначили цену за его - мою - голову после Дагулы. Мне дважды везло.

Пришел черед Галени замереть.

- Вы шутите?

- У меня четверо убитых и шестнадцать раненых дендарийцев из-за этого, - сухо сказал Майлз, - Я совсем не нахожу это забавным.

- В таком случае, - сказал Галени мрачно, - вы можете считать себя заключенным в здании посольства.

И пропустить Землю? Майлз вздохнул с неохотой.

- Да, сэр, - согласился он нудным тоном, - До тех пор, пока командор Куинн может быть моим связным с дендарийцами.

- Почему вам нужен дальнейший контакт с дендарийцами?

- Они мои люди, сэр.

- Мне показалось вы сказали, что этот командующий Танг командует парадом?

- В данный момент он дома в отпуске. Но все, что мне действительно необходимо перед тем, как адмирал Нейсмит отправится за дверь, это оплатить несколько счетов. Если вы сможете выделить мне аванс для оплаты неотложных расходов, я смог бы завершить эту операцию.

Галени вздохнул и задумался; его пальцы плясали на комм-пульте.

- Содействие со всей возможной скоростью. Так. И сколько же им нужно?

- Примерно восемнадцать миллионов марок, сэр.

Пальцы Галени повисли в воздухе как парализованные.

- Лейтенант, - тщательно выговорил он, - это больше десятикратного годового бюджета всего этого посольства. В несколько десятков раз больше бюджета этого отдела!

Майлз развел руки.

- Текущие расходы для 5000 солдат и техников, и одиннадцати судов за более чем шесть месяцев, плюс потери оборудования - мы потеряли чертову кучу снаряжения на Дагуле - зарплата, питание, одежда, топливо, медицинские затраты, боеприпасы, ремонт - я могу показать вам ведомости, сэр.

Галени откинулся назад.

- Несомненно. Но с ними будет разбираться штаб второго сектора. Средств в таких количествах здесь просто не существует.

Майлз покусал указательный палец.

- О, - О, действительно. Он не станет паниковать... - В таком случае, сэр, могу я просить вас послать запрос в штаб сектора как можно скорее?

- Поверьте мне, лейтенант, я рассматриваю ваш перевод под чье-либо еще командование как мероприятие наивысшего приоритета. - Он поднялся. - Прошу меня извинить. Подождите здесь. - Он вышел из кабинета, качая головой.

- Какого дьявола? - пихнула его Элли. - Я думала, ты готов разорвать этого парня, капитан он или нет - и затем ты просто остановился. Что такого волшебного в том, чтобы быть комаррцем, и где я могу достать немного?

- Не волшебного, - сказал Майлз, - Определенно ничего волшебного. Но очень важного.

- Более важного, чем быть лордом-фором?

- Как это не странно, да, в данный момент. Послушай, ты знаешь, что планета Комарр была первым межзвездным Имперским завоеванием Барраяра, верно?

- Я думала, вы называете это аннексией.

- Как розу ты не назови... Мы захватили ее из-за чревоточин, потому что она сидела на нашем единственном выходе, потому что она душила нашу торговлю, и больше всего потому, что она приняла взятку и позволила цетагандийскому флоту пройти через них когда Цетаганда впервые попыталась аннексировать нас. Ты можешь также припомнить, кто был главным завоевателем.

- Твой отец. Тогда он был всего лишь адмиралом лордом Форкосиганом, перед тем как стал регентом. Там он заработал свою репутацию.

- Да, ну, он заработал более чем одну репутацию. Если когда-нибудь ты захочешь увидеть, как из его ушей идет дым, шепни ‘Мясник Комарра’ ему на ухо. Они действительно его так прозвали.

- Тридцать лет назад, Майлз. - Элли помолчала. - В этом есть доля правды?

Майлз вздохнул.

- Там что-то было. Мне никогда не удавалось вытянуть из него всю историю, но я совершенно уверен, что то, что написано в исторических книгах, не верно. Так или иначе, завоевание Комарра пошло наперекосяк. В результате, на четвертом году его регентства случилось Комаррское Восстание, и тогда дело стало совсем плохо. С тех пор комаррские террористы стали кошмаром Безопасности для Империи. Его довольно жестко подавили, я полагаю.

Как бы то ни было, время шло, все немного успокоилось, все излишне энергичные люди с обоих планет отправились колонизировать только что открытый Сергияр. Тогда образовалось движение среди либералов - возглавляемое моим отцом - полностью интегрировать Комарр в Империю. Не очень популярная идея среди барраярских правых. Это немного зациклило старика - “В конце концов, между справедливостью и геноцидом середины нет” - продекламировал Майлз. - Он становился очень красноречивым по этому поводу. Ну, так вот, путь наверх на старом добром классо-сознательном, помешанном на армии Барраяре тогда и всегда был через Имперскую военную службу. Для комаррцев она впервые была открыта всего восемь лет назад.

Это означает, что любой комаррец на службе сейчас под наблюдением. Им приходится доказывать свою лояльность так же, как мне приходится доказывать мою , - он запнулся, - доказывать мои способности. Из этого также следует, что если я работаю вместе или под началом любого комаррца, и однажды вдруг окажусь мертвым, то этот комаррец пойдет на корм собакам. Поскольку мой отец Мясник, никто и не поверит, что это не было своего рода местью.

И не только этот комаррец. Над всеми остальными комаррцами на Имперской службе нависнет та же туча. Политика Барраяра будет отброшена назад на годы. Если меня сейчас прикончат, - он беспомощно пожал плечами, - мой отец меня убьет.

- Я надеюсь ты этого не планируешь. - выдавила она.

- И теперь мы переходим к Галени. - поспешно продолжил Майлз. - Он на Имперской службе - офицер - имеет пост в самой безопасности. Должно быть, носом землю рыл, чтобы попасть сюда. Высокий уровень доверия - для комаррца. Но не на значительном или стратегическом посту; информация Безопасности определенного рода сознательно скрыта от него; и тут неожиданно появляюсь я и тыкаю его в это носом. И если кто-то из его родственников участвовал в Комаррском Восстании - ну... тут снова я. Я сомневаюсь, что он любит меня, но он будет стеречь меня как зеницу ока. И мне, помоги мне Бог, придется позволить ему это. Это очень щекотливая ситуация.

Она похлопала его по руке.

- Ты с ней справишься.

- Хм, - угрюмо проворчал он, - О, Боже, Элли, - внезапно взвыл он, позволяя своему лбу упасть на ее плечо, - и я не достал денег для дендарийцев - не смогу получить еще Бог знает сколько - что я скажу Ки? Я дал ему свое слово...!

На этот раз она погладила его по голове. Но ничего не сказала.