Лоис Макмастер БУДЖОЛД
БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ

(Lois McMaster Bujold, "Brothers in Arms", 1989)
Перевод (c) - Тагира Зарипова (Tagir.Zaripov@soros.ksu.ru), ред. от 17.10.2001

Глава 2

Он позволил своей голове покоится на свежей ткани ее форменной куртки еще мгновение. Она пошевелилась, ее руки потянулись к нему. Неужели она собирается обнять его? Если она это сделает, решил Майлз, он заключит ее в объятия и поцелует прямо здесь. И посмотрим, что будет...

За его спиной двери кабинета Галени со свистом открылись. Элли и он отпрянули друг от друга - Элли, встряхнув короткими темными кудрями, встала в стойку “вольно”, а Майлз просто застыл, мысленно проклиная эту помеху.

Он услышал и узнал знакомый монотонный голос до того, как повернулся.

- Блестящий, конечно, но энергичный как сам дьявол. Кажется, что в любую секунду может рехнутся. Осторожнее, когда он начинает говорить слишком быстро. Ага, это он, точно...

- Айвен, - выдохнул Майлз, закрывая глаза. “Чем, Господи, согрешил я пред Тобою, что Ты послал мне Айвена - здесь...”

Господь не снизошел до ответа. Майлз, криво улыбнувшись, повернулся. Элли, нахмурившись, склонила голову набок, и сосредоточенно слушала, боясь пропустить что-нибудь.

Галени вернулся, ведя за собой высокого молодого лейтенанта. Как Айвен Форпатрил ни был ленив, он явно поддерживал себя в форме - зеленый парадный мундир превосходно подчеркивал его атлетическое телосложение. Приветливое, открытое лицо с ровными чертами обрамляли вьющиеся темные волосы, аккуратно подстриженные в стиле патрициев. Майлз не смог удержаться и посмотрел на Элли, чтобы тайком проследить за ее реакцией. Благодаря ее лицу и фигуре, Элли заставляла любого стоящего с ней рядом выглядеть блекло, но Айвен, пожалуй, мог послужить стеблем ее розы и при этом не остаться в тени.

- Привет, Майлз, - сказал Айвен, - Что ты здесь делаешь?

- Я могу спросить у тебя то же самое, - ответил Майлз.

- Я второй помощник военного атташе. Я полагаю, меня назначили сюда, чтобы повысить мой культурный уровень. Земля, ты же знаешь.

- О, - сказал Галени, уголок его рта приподнялся, - так вот для чего вы здесь? А меня-то все время это интересовало.

Айвен глуповато усмехнулся.

- Как жизнь у нерегулярных? - спросил он у Майлза. - Афера с адмиралом Нейсмитом все еще работает?

- Едва-едва, - ответил Майлз. - Дендарийцы сейчас со мной. Они на орбите. - Он ткнул пальцем в сторону неба. - Ломают себе головы, пока мы тут болтаем.

У Галени был такой вид, словно он съел лимон.

- Неужели об этой секретной операции знают все, кроме меня? Вы, Форпатрил - я знаю, ваш уровень допуска не выше, чем мой собственный!

Айвен пожал плечами.

- Я с ними уже сталкивался. Семейное дело.

- Чертовы форские связи, - пробормотал Галени.

- О, - сказала Элли Куинн тоном внезапного озарения, - это твой кузен Айвен! Меня всегда интересовало как он выглядит.

Айвен, тайком бросавший на нее взгляды с тех пор, как вошел в комнату, вытянулся со всем трепетным проворством сделавшего стойку пойнтера. Ослепительно улыбнувшись, он склонился над рукой Элли.

- Счастлив познакомиться с вами, миледи. Похоже, дендарийцы прогрессируют, если вы - их типичный образец. Несомненно, прекраснейший.

Элли отняла у него руку

- Мы встречались.

- Нет, не может быть. Я не мог забыть это лицо.

- У меня не было этого лица. “Голова прямо как луковица” - так вы описали это, насколько я помню. - Ее глаза сверкнули. - Поскольку в тот момент я была слепа, я и понятия не имела о том, как ужасно выглядит протез из пластикожи. Пока вы мне не сказали. Майлз никогда не говорил об этом.

Улыбка Айвена завяла.

- А-а... Леди с плазменным ожогом.

Майлз ухмыльнулся и придвинулся к Элли, которая собственнически продела руку через изгиб его локтя и одарила Айвена холодной улыбкой самурая. Айвен, стараясь идти ко дну с достоинством, посмотрел на капитана Галени.

- Поскольку вы друг друга знаете, лейтенант Форкосиган, я поручаю лейтенанту Форпатрилу взять вас на буксир и познакомить с посольством и вашими обязанностями, - сказал Галени. - Фор вы или не фор, но пока император вам платит, он должен хоть как-то вас использовать. Я надеюсь, некоторые разъяснения относительно вашего статуса прибудут быстро.

- Я надеюсь, оплата дендарийцев прибудет так же быстро, - сказал Майлз.

- Ваш... телохранитель может возвращаться в свое подразделение. Если по какой-либо причине вам понадобится покинуть территорию посольства, я выделю вам одного из своих людей.

- Да, сэр, - вздохнул Майлз. - Но все же мне нужно иметь возможность войти в контакт с дендарийцами, на случай непредвиденных обстоятельств.

- Я прослежу, чтобы командору Куинн выделили безопасный комм-канал перед тем, как она уйдет. На самом деле, - он прикоснулся к комм-пульту, - Сержант Барт? - проговорил он в него.

- Да, сэр? - ответил голос.

- Вы уже подготовили этот комм?

- Только что закончил его зашифровку, сэр.

- Хорошо, принесите его в мой кабинет.

Барт, все еще в штатском, появился через несколько мгновений. Галени выпроводил Элли:

- Сержант Барт проводит вас с территории посольства, командор Куинн.

Она обернулась через плечо на Майлза, который бросил ей обнадеживающий салют.

- Что мне сказать дендарийцам? - спросила она.

- Скажи им... скажи им, что их деньги в пути, - крикнул Майлз. Двери с шипением закрылись, заслоняя ее.

Галени вернулся к комм-пульту, который мигал, привлекая его внимание.

- Форпатрил, пожалуйста, в первую очередь избавьте вашего кузена от этого... костюма, и смените его на соответствующий мундир.

Адмирал Нейсмит напугал вас - немножечко... сэр? - раздраженно подумал Майлз.

- Дендарийская форма настолько же законна, насколько ваша собственная, сэр.

Галени сердито посмотрел на него через мерцающий экран.

- Я не могу этого знать, лейтенант. Когда я был ребенком, моему отцу по карману были только игрушечные солдатики. Вы оба свободны.

Майлз, кипя, подождал, пока двери за ними закрылись перед тем, как сорвать с себя серо-белый китель и швырнуть его на пол коридора.

- Костюм! Игрушечные солдатики! Мне кажется, я прикончу этого комаррского сукина сына!

- Ох, - сказал Айвен. - Что-то мы сегодня обидчивые.

- Ты слышал что он сказал!

- Ага, ну... Галени нормальный. Может, немного зациклен на уставе. Тут в каждом углу системы дюжина самозваных наемников. Некоторые из них ходят по тонкой линии между законным и незаконным. Откуда ему знать, что твои дендарийцы не на грани того, чтобы быть угонщиками?

Майлз поднял свой форменный китель, вытряхнул его, и аккуратно перекинул через руку.

- Ха!

- Да ладно тебе, - сказал Айвен. - Пойдем вниз на склад и найдем тебе обмундирование того цвета, который больше ему по вкусу.

- У них есть что-нибудь моего размера?

- Они сделают лазерную карту твоего тела и сделают вещи специально для тебя, проконтролировав это компьютером, прямо как у того сверхдорогого грабителя-портного, к которому ты ходишь в Форбарр-Султане. Это Земля, сынок.

- Мой портной на Барраяре шьет для меня одежду уже десять лет. У него есть некоторые уловки, которых нет в компьютере... Ну, я полагаю, я смогу это пережить. Может посольский компьютер шить гражданскую одежду?

Айвен скорчил рожу.

- Если твои вкусы консервативны. Если ты хочешь что-нибудь модное, чтобы поразить местных девчонок, тебе придется идти на сторону.

- С Галени в качестве дуэньи, я чувствую, что не получу шанса пойти очень далеко на сторону, - вздохнул Майлз. - Придется обойтись тем, что есть.

Майлз окинул взглядом лиственно-зеленый рукав своего барраярского мундира, поправил обшлаг и вздернул подбородок, поудобнее устраивая голову на высоком воротнике. Он почти забыл, как был неудобен этот проклятый воротник, с его-то короткой шеей. Спереди красные прямоугольники его лейтенантского звания как будто пронзали его челюсть, сзади воротник защемлял все еще неподстриженные волосы. И в сапогах жарко. Кость, которую он сломал на Дагуле, все еще болела, даже теперь, когда ее заново сломали, выпрямили, и обработали электростимулятором.

Однако, зеленый мундир был его домом. Его истинной личностью. Может, пришло время отдохнуть от адмирала Нейсмита и его трудновыполнимых обязанностей, время вспомнить более разумные проблемы лейтенанта Форкосигана, чьей единственной задачей сейчас было ознакомиться с процедурами одного маленького офиса и вытерпеть Айвена Форпатрила. Дендарийцам не нужена его поддержка во время текущего ремонта и отдыха, и он не мог найти других способов полного и благополучного исчезновения адмирала Нейсмита.

Личный кабинет Айвена представлял собой крохотную комнату без окон глубоко в недрах здания посольства; его работа состояла в том, чтобы скармливать сотни дисков с данными компьютеру, который сосредотачивал их в еженедельный доклад о положении на Земле, и отосылал его шефу Безопасности Иллиану и генштабу на Барраяре. Где, как полагал Майлз, он сопоставлялся компьютером с сотнями других подобных докладов для образования барраярского видения Вселенной. Майлз искренне надеялся, что Айвен не добавляет киловатты и мегаватты в однин столбец.

- Основная часть этих данных это официальная статистика, - объяснял Айвен, сидя перед своим терминалом и, как ни удивительно, выглядя непринужденно в парадном мундире. - Изменение населения, данные сельского и промышленного производства, различные политические течения, опубликованные военные бюджеты. Компьютер складывает их шестнадцатью различными способами, и выдает сигнал тревоги когда что-то не совпадает. Поскольку у всех, кто поставляет эти данные, тоже есть компьютеры, то это случается не слишком часто - как говорит Галени, вся ложь припрятана задолго до того, как информация доходит до нас. Более важны для Барраяра сообщения о кораблях, входящих и покидающих локальное пространство Земли.

- Теперь перейдем к более интересным вещам, настоящей шпионской работе. Имеется несколько сотен людей на Земле, за которыми это посольство старается следить, из тех или иных соображений безопасности. Одна из самых больших групп - это эмигрировавшие комаррские мятежники. - Айвен взмахнул рукой, и над видеопластиной одно за другим промелькнуло несколько дюжин лиц.

- О, да? - сказал Майлз, невольно заинтересовавшись - У Галени есть секретные связи с ними и тому подобное? Поэтому его сюда назначили? Двойной агент - тройной агент...

- Спорю, что Иллиану этого хотелось бы, - сказал Айвен. - Насколько я знаю, они относятся к нему как к прокаженному. Злостный коллаборационист, сотрудничающий с имперскими угнетателями и все такое.

- Конечно, они не представляют большой опасности для Барраяра спустя столько лет и на таком расстоянии. Беженцы...

- Некоторые из них были смышлеными беженцами, хотя бы те, кто вытащил свои денежки перед тем, как наступил спад. Некоторые были замешаны в финансировании Комаррского Восстания во времена регенства - теперь почти все они гораздо беднее. Однако, они стареют. Еще пол-поколения, и, если политика интеграции твоего отца преуспеет, они совсем потеряют движущую силу. Так говорит капитан Галени.

Айвен взял еще один диск с данными.

- И теперь мы переходим к по-настоящему “горячим” вещам - слежке за тем, чем занимаются другие посольства. Такие, как цетагандийское.

- Я надеюсь, они на другой стороне планеты, - сказал Майлз искренне.

- Нет, большинство галактических посольств и консульств сконцентрированы прямо здесь, в Лондоне. Это даже делает слежку за другими намного более удобной.

- О боги, - простонал Майлз, - только не говори мне, что их посольство через дорогу или что-то в этом роде...

Айвен усмехнулся.

- Почти. Они находятся в паре километров отсюда. Мы довольно много ходим друг к другу на приемы, чтобы попрактиковаться в лицемерии и поиграть в “я-знаю-ты-знаешь-я-знаю”.

Майлз сидел, слегка учащенно дыша.

- Вот дерьмо.

- Что с тобой, братец?

- Эти люди пытаются убить меня.

- Нет, не пытаются. Это начнет войну. У нас сейчас что-то вроде мира, помнишь?

- Ну, они пытаются убить адмирала Нейсмита, в любом случае.

- Который вчера пропал.

- Ага, но - одна из причин, по которой вся эта афера с дендарийцами продержалась так долго, это расстояние. Адмирал Нейсмит и лейтенант Форкосиган никогда не показывались на расстоянии сотен световых лет друг от друга. Мы никогда не были пойманы вместе на одной планете, не говоря уж об одном городе.

- С тех пор, как ты оставил свой дендарийский мундир в моем шкафу, какая может быть связь?

- Айвен, сколько горбунов ростом метр сорок пять с темными волосами и серыми глазами может быть на этой планете? Ты что, натыкаешься на дерганых карликов на каждом углу?

- На планете с девятимиллиардным населением, - сказал Айвен, - каждой твари должно быть по крайней мере по шесть штук. Успокойся! - он помолчал. - Ты знаешь, это первый раз, когда я услышал, что ты используешь это слово.

- Какое слово?

- Горбун. Ты ведь не горбун, ты же знаешь. - Айвен оглядел его с дружеским беспокойством.

Кулак Майлза сжался, и разжался в отбрасывающем жесте.

- В любом случае, цетагандийцы. Если у них есть человек, занимающийся тем же, что и ты -...

Айвен кивнул.

- Я встречал его. Его зовут гем-лейтенант Табор.

- В таком случае они знают, что дендарийцы здесь, и знают, что адмирала Нейсмита видели здесь. Наверняка у них имеется список каждого заказа, которые мы посылали через комм-сеть, или довольно скоро он у них будет, когда они обратят на это свое внимание. Они следят.

- Возможно, они следят, но они не могут получить приказов от вышестоящих быстрее, чем мы можем, - резонно заметил Айвен. - И, в любом случае, у них недостаток людей. Наш персонал службы безопасности в четыре раза больше, чем у них, за счет комаррцев. Я имею в виду, это может быть Земля, но все-таки это второстепенное посольство, для них даже более, чем для нас. Не бойся, - он принял позу в своем кресле, скрестив руки на груди, - кузен Айвен защитит тебя.

- Это так обнадеживает, - пробормотал Майлз.

Айвен усмехнулся сарказму, и вернулся к работе.

День тянулся бесконечно в тихой, неизменной комнате. Майлз обнаружил, что его клаустрофобия развилась до более высокой степени, чем раньше. Он поглощал уроки Айвена, и время от времени шагал от стены к стене.

- Ты знаешь, ты можешь делать это в два раза быстрее, - заметил он Айвену, корпящему над анализом данных.

- Но тогда я закончу прямо после ланча, - сказал Айвен, - и тогда мне будет совсем нечего делать.

- Несомненно, Галени сможет найти что-нибудь.

- Этого-то я и боюсь, - сказал Айвен. - Рабочий день заканчивается довольно скоро. Потом мы идем на прием.

- Нет, потом ты идешь на прием. Я иду в свою комнату, как приказано. Возможно, наконец мне удастся выспаться.

- Точно, мысли позитивно, - сказал Айвен. - Если хочешь, я позанимаюсь с тобой в спортзале посольства. Ты не очень хорошо выглядишь, знаешь. Бледный и, э-э... бледный.

Старый, подумал Майлз, слово, которое ты не сказал. Он глянул на искаженное отражение своего лица в слегка хромированной пластине терминала. Так плохо, а?

- Упражнения, - Айвен постучал себя по груди, - пойдут тебе на пользу.

- Не сомневаюсь, - пробормотал Майлз.

Распорядок дня установился быстро. Айвен будил Майлза в комнате, которую они делили, затем они отрабатывали норму в спортзале, принимали душ, завтракали, и отправлялись работать в кабинет данных. Он начал беспокоится, позволят ли ему когда-нибудь снова увидеть прекрасный солнечный свет Земли. Спустя три дня Майлз забрал у Айвена загрузку компьютера и начал заканчивать ее к полудню, так что по крайней мере оставшиеся часы он мог посвятить чтению и занятиям. Он проглатывал процедуры посольства и безопасности, историю Земли, галактические новости. В конце дня они прерывались для еще одной суровой тренировке в спортзале. Вечерами, когда Айвен оставался дома, Майлз смотрел с ним вид-драмы; когда его не было - путешествия по всем интересным местам, которые ему не разрешалось посещать.

Элли ежедневно докладывала ему по безопасному комм-каналу о положении дендарийского флота, по-прежнему держащегося на орбите. Майлз, наедине с комм-каналом, обнаружил, что ему все больше и больше не хватает этого голоса извне. Ее доклады были сжатыми. Но после они сбивались на несущественные разговоры, и Майлзу стало все труднее и труднее отключать ее, а она никогда не отключалась первой. Майлз мечтал о том, чтобы ухаживать за ней от своего собственного имени - согласится ли командор на свидание с простым лейтенантом? Да и вообще, понравится ли ей лорд Форкосиган? И позволит ли ему Галени покинуть посольство, чтобы это выяснить?

Десяти дней непорочной жизни, физических упражнений, и установленного распорядка сказались на нем плохо, решил Майлз. Его уровень энергии возрос. Возрос, и был закупорен в обездвиженной личности лорда Форкосигана, в то время как список дел адмирала Нейсмита становился все длиннее...

- Ты перестанешь беспокоится, Майлз? - пожаловался Айвен. - Сядь. Вдохни поглубже. Посиди на месте пять минут. Ты сможешь, если постараешься.

Майлз сделал еще один круг по компьютерному залу, затем швырнул себя в кресло.

- Почему Галени еще не вызвал меня? Курьер из штаба сектора прибыл час назад!

- Ну, дай человеку сходить в ванную и выпить чашку кофе. Дай Галени время прочитать его доклад. Сейчас мирное время, у всех масса свободного времени, чтобы сидеть за сочинением докладов. Они обидятся, если никто их не прочитает.

- В этом-то и проблема с регулярной армией, - сказал Майлз, - вы испортились. Вам платят за то, чтобы вы не воевали.

- Не было ли наемного флота, который некогда занимался этим? Они показывались на где-нибудь орбите, и получали деньги - чтобы не воевать. Срабатывало, так ведь? Ты просто недостаточно творчески мыслишь для командира наемников, Майлз.

- Ага, флот ЛаВарра. Срабатывало лучше некуда, пока космические силы Тау Кита не сцапали их, и тогда ЛаВарра послали в дезинтеграционную камеру.

- Никакого чувства юмора. Таукитяне!

- Никакого, - согласился Майлз. - Также, как и у моего отца.

- Это точно. Ну...

Комм-пульт мигнул. Айвену пришлось посторониться, когда Майлз бросился к нему.

- Да, сэр? - затаив дыхание, сказал Майлз

- Зайдите ко мне в кабинет, лейтенант Форкосиган, - сказал Галени. Его лицо было как обычно мрачным, без каких-либо намеков.

- Да, сэр, спасибо, сэр. - Майлз отключил комм и нырнул к двери. - Наконец-то мои восемнадцать миллионов марок!

- Или это, - сердечно сказал Айвен, - или он нашел для тебя работу в отделе инвентаризации. Может, тебе придется пересчитывать всех золотых рыбок в фонтане в главном приемном зале.

- Конечно, Айвен.

- Эй, это действительно трудная задача! Они ведь постоянно плавают.

- Откуда тебе это знать? - Майлз замер, его глаза заблестели. - Айвен, он действительно заставлял тебя это делать?

- Пришлось из-за подозрения об утечке информации, - сказал Айвен. - Это долгая история.

- Могу поспорить. - Майлз выбил короткую дробь на столе, и перемахнул через его угол. - Позже, я ушел.

Майлз обнаружил капитана Галени сидящим и с сомнением глядящим на экран своего комм-пульта, как будто сообщение было все еще зашифровано.

- Сэр?

- Хм. - Галени откинулся на спинку кресла. - Ну что же, ваши приказы пришли из штаба сектора, лейтенант Форкосиган.

- И?

Губы Галени сжались.

- И они подтверждают ваше временное назначение в мой персонал. Открыто и официально. Теперь вы получаете ваше лейтенантское жалование от моего департамента, как и в минувшие десять дней. Что касается остальных ваших приказов, они звучат так же, как и указания о Форпатриле - фактически, это словно приказы Форпатрила с измененным именем. Вам полагается помогать мне по мере необходимости, находится в распоряжении посла и его супруги для сопровождения, и, насколько позволяет время, пользоваться уникальными земными возможностями для пополнения образования, соответствующими вашему званию имперского офицера и лорда-фора.

- Что? Этого не может быть! Какое еще, к дьяволу, сопровождение? -Звучит как "девочка по вызову".

Легкая улыбка тронула уголок рта Галени.

- В большинстве случаев сопровождающие стоят тут и там в парадной форме на официальных званых вечерах посольства и показывают туземцам, что такое Фор. Удивительно, сколько людей находят аристократов - пусть даже инопланетных аристократов - необычайно восхитительными. - Тон Галени разъяснил, что он находит это восхищение действительно необычным. - Вы будете есть, пить, танцевать может быть... - его голос на секунду стал сомневающимся, - и вообще будете изысканно любезны со всеми, кого посол желает, э, впечатлить. Иногда вас попросят запоминать и пересказывать разговоры. Форпатрил делает все это очень неплохо, чему я весьма удивлен. Он может рассказать вам обо всем подробнее.

"Мне не требуются светские уроки от Айвена", подумал Майлз. "И Форы - это каста военных, а не аристократов". О чем, черт возьми, думает штаб? Это необычайно глупо даже для них.

Однако, если у них нет на очереди новых заданий для дендарийцев, почему бы не использовать возможность придать сыну графа Форкосигана немного больше дипломатического блеска? Никто не сомневался, что он был предназначен для наиболее высоких уровней службы - он навряд ли будет подвергнут менее разноплановому обучению, чем Айвен. Дело не в содержании приказов, дело только в отсутствии отделения от другой его личины - это было так... неожиданно.

Однако... пересказывать разговоры. Могло ли это быть началом какой то особой шпионской работы? Возможно в дальнейшем, может, поясняющие детали были в пути.

Он даже не хотел думать о возможности того, что штаб решил, что наконец пришло время полностью прикрыть секретные операции дендарийцев.

- Ну что же... - нехотя сказал Майлз, - хорошо...

- Я так рад, - проворчал Галени, - что ваши приказы пришлись вам по вкусу, лейтенант.

Майлз вспыхнул, и крепко сжал губы. Если бы только он мог позаботится о дендарийцах, то остальное не важно.

- А мои восемнадцать миллионов марок, сэр? - спросил он, постаравшись, чтобы его голос на сей раз оставался смиренным.

Галени пробарабанил пальцами по столу.

- Такого кредитного ордера с этим курьером не прибыло, лейтенант. И никакого упоминания о нем.

- Что?! - взвизгнул Майлз, - Он должен быть! - Он почти прыгнул через стол Галени чтобы самому изучить экран, но остановил себя как раз вовремя. - Я рассчитывал на десять дней на все... - Его мозг заполонили непрошенные данные, протекающие перед его сознанием - топливо, плата за орбитальный док, переоснащение, медицинско-хирургическо-стоматологическое обслуживание, истощившееся орудийное снаряжение, зарплата, оборот, ликвидность, резерв... - Черт возьми, мы проливали кровь за Барраяр! Они не могли - это, должно быть, какая-то ошибка!

Галени беспомощно развел руками.

- Несомненно. Но не в моей власти ее исправить.

- Пошлите снова, сэр!

- О, конечно.

- Или даже лучше - позвольте мне полететь в качестве курьера. Если я лично поговорю со штабом...

- Хм. - Галени потер губы. - Заманчивое предложение... нет, лучше не надо. Ваши приказы, по крайней мере, были ясны. Ваши дендарийцы просто должны подождать следующего курьера. Если все так, как вы сказали, - ударение, которое он сделал, не ускользнуло от Майлза, - то я уверен, что все уладится своим чередом.

Майлз выждал бесконечно долгую секунду, но Галени больше ничего не предлагал.

- Да, сэр. - Он отдал честь и развернулся. Десять дней...еще десять дней...по крайней мере десять дней. Еще десять дней они могут прождать. Но он надеялся, что к тому времени кислород вернется к коллективному мозгу штаба.

Самой высокой по рангу гостьей на послеобеденном приеме была посол Тау Кита. Это была стройная женщина неопределенного возраста, с лицом прекрасной лепки и проницательным взглядом. Майлз подозревал, что ее разговор был бы весьма познавателен - политичный, утонченный и блистательный. Увы, посол Барраяра монополизировал ее. Майлз сомневался, что ему представится возможность поговорить с ней.

Положение матроны, за которой приставили ухаживать Майлза, определялось рангом ее мужа, лорда-мэра Лондона, которого в данный момент занимала жена посла. Супруга мэра, по-видимому, была способна болтать до бесконечности, в основном о нарядах остальных гостей. Проходящий слуга с военной выправкой (все слуги в посольстве были членами департамента Галени) поднес Майлзу на золотом подносе бокал для вина с соломенного цвета жидкостью, который Майлз с живостью принял. Да, два или три таких стакана, и, с его повышенной чувствительностью к алкоголю, он отупеет достаточно, чтобы выдержать даже это. Не было ли это именно такой натянутой светской сценой, от которых он, несмотря на свои физические недостатки, с таким трудом вырвался на имперскую службу? Конечно, больше трех стаканов, и, заснув, он растянется на мозаичном полу с глупой улыбкой на лице, и проснется по уши в неприятностях.

Майлз сделал большой глоток, и чуть не захлебнулся. Яблочный сок.... Чертов Галени предусмотрел все до мелочей. Быстрый взгляд по сторонам подтвердил, что это не тот же напиток, что подают гостям. Майлз провел большим пальцем за высоким воротником своего форменного кителя, и натянуто улыбнулся.

- Что-то не так с вином, лорд Форкосиган? - участливо осведомилась пожилая дама.

- Выдержка немного, э... маловата, - пробормотал Майлз. - Надо сказать послу, чтобы он подержал его в подвалах немного подольше. - Примерно до тех пор, пока я не покину планету...

Главное приемное помещение представляло собой элегантно обставленный зал с высоким сводом и застекленным потолком, которое, казалось, должно было отдаваться гулким эхом, но звуки были странно приглушены для того большого количества людей, которое могли вместить его балконы и ниши. Где-то спрятаны звукопоглотители, подумал Майлз - и, он мог поспорить, что если знать, куда встать, попадешь в купол безопасности для глушения соглядатаев, как живых, так и электронных. Он отметил, где стоят послы Барраяра и Тау Кита, на будущее - да, даже движения их губ были как-то размыты и затуманены. А в скором времени должны пересматриваться некоторые договоры о праве пролета через локальное пространство Тау Кита.

Майлз и его подопечная продрейфовали к архитектурному центру зала - фонтану и окружающему его бассейну. Это была бесхитростная скульптура со струящейся водой, с гармонирующими по цвету папоротниками и цветами. Красно-золотые тени таинственно двигались в темной воде.

Майлз напряженно застыл, затем заставил спину расслабится. К ним, улыбаясь, приближался молодой человек в черном цетагандийском мундире с желто-черной раскраской гем-лейтенанта на лице. Они обменялись настороженными кивками.

- Добро пожаловать на Землю, лорд Форкосиган, - прошелестел цетагандиец. - Это официальный визит, или вы путешествуете для завершения образования?

- Всего понемногу, - пожал плечами Майлз. - Меня приписали к посольству для расширения кругозора. Но, боюсь, у вас передо мной преимущество, сэр. - Конечно, его не было, поскольку Майлзу первым делом показали двоих цетагандийцев в мундирах и двоих без него, плюс три особы, подозреваемые в том, что они их тайные агенты.

- Гем-лейтенант Табор, военный атташе, посольство Цетаганды, - любезно перечислил Табор. Они снова обменялись кивками. - Долго ли здесь пробудете, милорд?

- Не думаю. А вы?

- Я выбрал искусство бонсай в качестве хобби. Говорят, что древние японцы сотню лет работали над одним деревом. Или, возможно, так только казалось.

Майлз заподозрил, что Табор шутит, но лицо лейтенанта было столь бесстрастно, что трудно было сказать. Может, он побоялся растрескать свой грим...

Трель смеха, мелодичная как звон колокольчиков, привлекла их внимание к дальнему краю фонтана. Айвен Форпатрил, облокотившись на хромированные перила, склонил темноволосую голову к белокурому созданию. Девушка была одета в нечто оранжево-розовое и серебристое, казалось, колыхавшееся даже когда она стояла неподвижно, как сейчас. Искусно безыскусные золотые кудри каскадом спадали через белое плечо. Ногти вспыхнули серебристо-розовым, когда она оживленно взмахнула рукой.

Табор чуть слышно зашипел, изысканно склонился над рукой матроны, и удалился. Вскоре Майлз увидел его на противоположной стороне фонтана, маневрирующего с целью занять позицию рядом с Айвеном - но Майлз почему-то почувствовал, что Табор охотится не за военными секретами. Не удивительно, что Майлз, похоже, мало заинтересовал его. Но охота Табора за блондинкой была прервана сигналом его посла, и ему пришлось уйти вслед за высшими чинами.

- Какой приятный молодой человек, этот лорд Форпатрил, - проворковала дама Майлза, - Нам всем здесь он очень нравится. Супруга посла сказала мне, что вы родственники? - Она склонила к нему голову, ожидая.

- Кузены, в некотором роде, - объяснил Майлз. - А... кто эта молодая леди рядом с ним?

Матрона гордо улыбнулась.

- Это моя дочь, Сильвет.

Конечно же, дочь. У посла и его жены острое барраярское понимание нюансов социального положения - Майлз, принадлежащий к старшей ветви семьи, не говоря уже о том, что он сын премьер-министра графа Форкосигана, имел более высокий ранг, чем Айвен, если не в военном, то в социальном отношении. Что означало - о Господи! - что он обречен. Он навечно застрянет с очень важными матронами, в то время как Айвен - Айвен будет уводить всех дочерей...

- Прекрасная пара, - сказал Маилз хрипло.

- Не правда ли? Только, какие именно кузены, лорд Форкосиган?

- А? О, да, Айвен и я. Наши бабушки - сестры. Моя бабушка была старшей дочерью принца Ксава Форбарры, а бабушка Айвена - младшей.

- Принцессы? Как романтично.

Майлз прикинул, не описать ли ей подробно, как бабушку, ее брата, и большинство их детей порубили в мелкий винигрет во время ужасного царствования императора Юрия Безумного. Нет, супруга мэра могла решить, что это просто приукрашенная вызывающая дрожь история, или даже хуже, романтичная сказка. Он сомневался, что до нее дойдет истинная жестокая глупость поступков Юрия, и их последствия, разошедшиеся во всех направлениях, и по сей день безобразящие историю Барраяра.

- У лорда Форпатрила есть замок? - лукаво спросила она.

- Ах, нет. Его мать, моя тетя Форпатрил, - светская барракуда, которая проглотила бы тебя живьем , - владеет очень хорошей квартирой в столице, Форбарр-Султане. - Майлз сделал паузу. - У нас был когда-то замок. Но его был сожгли дотла в конце Периода Изоляции.

- Разрушенный замок. Это почти также хорошо.

- Адски живописно, - уверил ее Майлз.

Кто-то оставил маленькую тарелку с остатками закуски на краю фонтана. Майлз взял булочку и начал крошить ее в воду золотым рыбкам. Они подплывали к поверхности и хватали крошки с кратким бульканьем.

Одна отказалась всплывать к приманке, и продолжала скрываться в глубинах. Как интересно, золотая рыбка, которая не ест; вот это и есть решение проблемы Айвена с пересчетом рыбок. Возможно, упрямая рыбка была дьявольской цетагандийской конструкцией, чьи холодные чешуйки блестели как золото, потому что они и были из него.

Он мог бы с кошачьей стремительностью выхватить ее из воды, раздавить ногой с механическим хрустом и электрическим шипением, и затем выставить ее напоказ с триумфальным криком - " Ага! Благодаря быстроте моего ума и рефлексов я обнаружил среди вас шпиона!"

Но если его предположение неверно... Хлюп! под его ботинком, матрона в ужасе, и сын премьер-министра Барраяра мгновенно приобретет репутацию молодого человека с серьезными эмоциональными трудностями.... "Ах-ха!" - Он представил, как он гогочет в лицо шокированной женщине, поскальзываясь на рыбьих кишках: "Видели бы вы, что я делаю с котятами!"

Большая золотая рыбка наконец лениво поднялась, и со всплеском взяла крошку, обрызгав начищенные сапоги Майлза. "Спасибо тебе, рыбка" - мысленно обратился к ней Майлз.- @Ты только что спасла меня от серьезного общественного скандала." Конечно, если цетагандийские техники действительно искусны, они могли разработать механическую рыбу, которая ела бы и даже немножко гадила...

Супруга мэра задала еще один наводящий вопрос об Айвене, который Майлз, поглощеный рыбкой, не сумел полностью уловить.

- Да, что наиболее неудачно в его болезни, - промурлыкал Майлз, и собрался было начать монолог, порочащий гены Айвена - припомнить кровосмесительные браки среди аристократии, радиоактивные районы, оставшиеся от Первой Цетагандийской Войны, и императора Юрия Безумного, -когда кодированный комм в его кармане подал звуковой сигнал.

- Извините меня, мадам, меня вызывают.

“Благослови тебя Бог, Элли” - подумал он, сбегая от матроны, чтобы найти тихий уголок и ответить на вызов. Никого из цетагандийцев не видно. На галерее он нашел незанятую нишу, прикрытую от посторонних глаз зелеными насаждениями, и включил связь.

- Да, командор Куинн?

- Майлз, слава Богу! - она говорила поспешно. - Похоже, у нас здесь Проблема, и ты ближайший к месту дендарийский офицер.

- Какая именно проблема? - его не беспокоили проблемы, начинающиеся с прописной буквы. Элли обычно не была склонна к паническим приувеличениям. Его желудок нервно сжался.

- Я не смогла получить детали, которым я могу доверять, но похоже, что четверо или пятеро наших солдат, которые были в отпуске внизу, в Лондоне, забаррикадировались в каком-то магазине с заложником, и не подпускают полицию. Они вооружены.

- Наши парни или полиция?

- И те и другие, к сожалению. Начальник полиции, с которым я говорила, отвечал так, как будто он был готов залить стены кровью. Очень скоро.

- Час от часу не легче. Черт возьми, что, по их мнению, они делают?

- Будь я проклята, если знаю. Сейчас я на орбите, готовлюсь спуститься, но пройдет от сорока пяти минут до часа, прежде чем я смогу добраться туда. Танг в худшем положении, ему понадобится совершить двухчасовой суборбитальный перелет из Бразилии. Но я думаю, ты сможешь быть там примерно через десять минут. Вот, сейчас пошлю адрес на твой комм.

- Как нашим парням разрешили вынести дендарийское оружие с корабля?

- Хороший вопрос, но я боюсь, нам придется приберечь его для аутопсии. Так сказать. - мрачно сказала она. - Ты сможешь найти это место?

Майлз глянул на адрес на экране.

- Думаю, да. Встретимся там. - Так или иначе...

- Хорошо. Куинн связь закончила.

Комм отключился.