фото девушек
На главную страницу Лоис М.Буджолд

"Ну вы, блин, даете!..."

Анна Ходош

впечатления от АСТовского перевода "A Civil Campaign"


Ну вот, свершилось... Этого события мы - то есть русские любители Буджолд - напряженно ждали уже как минимум полгода. Обещанный сперва к марту этого года, печатный русский перевод последней книги Лоис наконец-то дошел до своего читателя. Издательство АСТ - его, по утверждению главного редактора Николая Науменко, лучший переводчик О.Косова, а также "дежурный" художник А.Дубовик - представили на наш суд свою работу.

Театр, как известно, начинается с вешалки, а книга - соответственно, с обложки. Начнем с нее и мы.

обложка работы А.Дубовика На обложке книги под названием "Гражданская кампания" изображены две эльфийского вида (раскосые и с остренькими носами) дамочки в декольтированных вечерних платьях до пят, бальных перчатках и драгоценностях. Изобильный макияж, пышно уложенные прически и длинные косы довершают картину. Это - для тех, кто не понял - работающие в лаборатории сестрички Куделки.

Они швыряются какими-то свертками с надписью oil (бензин, наверное?), с виду напоминающими упаковки мягкой ваты, в виднеющуюся на заднем плане группу из трех странного вида мужчин. Два близнеца-громилы, очевидно, долженствуют изображать эскобарских судебных приставов, а третий - скрюченный, лысый, маленький толстячок на шестом десятке - молодого, курчавого и тощего Энрике Боргоса. Впрочем, целятся ли девушки именно в них - вопрос особый, так как блондинка на переднем плане, беспечно обернувшись к убегающим спиной, собирается запустить свой снаряд прямо в лицо читателю.

И в довершение всего, масляный жук - ах да, простите, отныне это здоровенное насекомое умильно зовется "жучок-маслячок" (то ли старичок-лесовичок, то ли грибок-масленок...) - наглядно демонстрирует нам, как именно производится пресловутый продукт. Судя по рисунку, Майлз был в корне неправ - это не "жучиная отрыжка", а скорее, простите, "жучиный понос".

Впрочем, хорошо уже то, что тематически обложка приблизительно соответствует книге... Ведь и рыжеволосая, хрупкая, сексапильная дамочка с ножом в руках на обложке "Барраяра" тоже мало смахивает на Корделию. Да, кстати, о "Барраяре": обратная сторона обложки обеих книг совпадает полностью; вероятно, художник следовал принципу - "это мое собственное, хочу - и сам у себя ворую..."

Да что мы все об обложке? Пора поговорить и о тексте.

Из всех книг Буджолд "A Civil Campaign" больше всего подходит под определение "великосветского романа". Императорская свадьба, интриги среди аристократов - это создает специфический стиль изложения, верно? Но глядя в текст, я с ужасом увидела, что русский читатель получил уже не светский, а скорее бандитский роман.

Hа страницах книги встречаются "лохи" и "бандюки", леди Элис собиралась женить своего сына на "форской телке", а Айвен водит "скоростную тачку" и выражается "Еж твою клеш!" (в оригинале, естественнно, там было вполне обычное "Oh, shit", что при переводе на русский превращается в выражение не сильнее, чем "Ох, ч-черт!"). Граф Формюир, оказывается, собирался получить "навар" со своего предприятия по производству детишек. Майлз Форкосиган пересказывает "Гамлета" следующими словами: "... этот самый дядька пришил его старика", а про него самого говорят что он "убрал" мужа Катрионы. И наконец Марк, желая быть достойным своих родных, говорит, что хочет выглядеть как "весь из себя Форкосиган" (по моему, в этой фразе для полного совершенства не достает лишь оборота "в натуре").

Лексикон высших форов порой напоминает если не язык "новых русских", то уж стиль пресловутого поручика Ржевского - в точности. Майлз в вежливом разговоре неожиданно выдает "хрен с ними, с извинениями", "на хрен было приказывать мне ждать?" или "блин", пожилой джентльмен граф Форпатрил по-простецки замечает своему более молодому коллеге: "Куда двинешь, Форкосиган?" и "Отвали, Майлз. Это полная безнадега.", а Доно отзывается о свом покойном отце, что, мол, "старика хватила кондрашка".

За любимой женщиной Майлз "ухлестывает", радуется, что она "заглотала наживку" и с восторгом сообщает, что "у нее мозги и характер в одном флаконе". А на обед в честь императорской свадьбы он приглашает ее со словами: "Они собирают стадо на ужин. Пойдемте, миледи?"; в такой формулировке похоже, что он только что назвал свою невесту скотиной... Айвен, в свою очередь, оценивает Катриону как "дружелюбную вдовицу", у которой еще и "мордашка недурна". Впрочем, и дамы не уступают кавалерам. Марсия Куделка, оказывается, "открытым текстом послала Айвена куда подальше" (вообще-то, это выражение означает, что с применением нецензурной лексики она отправила своего незадачливого ухажера по известному адресу; в оригинале же она всего лишь "недвусмысленно отклонила его ухаживания").

Впрочем, если у героев нет почтения к женщинам, то явно не следует его ожидать и по отношению к государю? Дядя Фортиц рассказывает Никки об императоре: "Не дрейфь. Грегор отличный парень", а Айвен в одной и той же фразе употребляет обращение "сир" и говорит с Грегором на "ты". А чего, собственно, стесняться?

Речь героев излишне густо уснащают термины, достойные, пожалуй, лишь "сортирного" лексикона генералы Бубуты из книжек Макса Фрая. "Формюир дерьмом изойдет!" вместо "Формюира удар хватит!" (Майлз). "Мне бы пришлось наглотаться дерьма..." вместо "Мне пришлось бы проглотить достаточно насмешек" и "гиперактивное маленькое дерьмецо" вместо "маленького мерзавца" (Айвен). "Ты не сможешь удержаться от словесного поноса" вместо "ты снова начнешь распинаться" (даже сама Корделия). А также "конская жопа", "готовый вцепиться в задницу бульдог", "сучий потрох", "дорога, усыпанная конским дерьмом" и сожаление, что после приступа Майлз "сутки не может пошевелить задницей" (тогда как в оригинале идиоматическое выражение, переводимое как "это меня вырубает" или "сваливает с ног"). В ту же коллекцию - откровенное заявление Ришара Форратьера, что его кузину "трахала половина мужиков Форбарр-Султана" и его же утверждение, что Айвен "перекрасился в голубизну" (а ведь в оригинале специально употреблен эвфемизм "он спит на обеих сторонах кровати" - Ришар, конечно, негодяй, но он понимает, что за прямое заявление подобного рода можно и пощечину схлопотать). И в завершение - шуточка Байерли начет того, что в Совете можно "голосовать херами" (ну неужели вполне пристойный каламбур "член Совета" ни разу не пришел переводчику в голову?).

Разговорные просторечия так и сыпятся из уст барраярских аристократов. "Разве ты не знаешь, что эти ублюдки мне подсуропили?" - жалуется Айвен, и он же замечает: "Неужто Донна обзавелась бетанским хахалем? Это совсем не в жилу" или комментирует что, мол, "Байерли в лом держать сплетни при себе". Майлз утверждает, что "адмирал Нейсмит и его клоны пудрили мозги цетагандийцам" и боится "гробануться в автокатастрофе". "Этого я не в жисть не пропущу!" - радостно заявляет Марк. "Какого лешего на капитана свалилась работа извозчика?" - недоумевает изысканная Катриона. Замечу попутно, что в оригинале, разумеется, аналогичные фразы носят сугубо нейтральный характер.

Кроме ошибок стилистики, в тексте встречаются и многочисленные огрехи собственно перевода.

На мой взгляд, эти ошибки и неточности начинаются с самой первой строки книги - даже подзаголовок названия переведен как "Комедия положений" вместо "Комедии нравов". Впрочем, эта ошибка не случайна: переводчик явно воспринял этот роман именно как "комедию положений" (в упрощенном варианте сводящуюся к ситуации анекдота "Возвращается как-то муж из командировки...") и постарался на свой вкус "сделать нам смешнее".

Дом Форкосиганов описывается - внимание! - как груда камней. А мне казалось, нет ни одного читателя фантастики (о переводчиках я просто не говорю), который не знаком со злой и остроумной статьей Павла Вязникова по поводу переводов "Дюны", где "stone pile"="груда камней" высмеивается как грубейшая ошибка (должно быть, конечно же, "каменная громада")! Тем не менее вот она, пожалуйста, пресловутая "груда", которую вдобавок украшают загадочные "аттики" (англ. attic - чердак).

Да, часть слов переводчик просто не удосужился перевести с английского на русский , и вот Айвен ведет "спичи убежденного холостяка", а Марк обзывает своего брата "криптоманом" (любителем разгадывать шифры! - а так выходит какой-то клептоман...). И не могло быть никакой "войны бастардов в Дендарийских горах", потому что в русском языке бастард - только незаконный отпрыск короля или герцога, а нужное здесь слово звучит как "ублюдок". То же самое относится к "барочному" (причудливому) заговору, "кэбу" (такси) и "экранам", прикрывающим отверстия в жучином ящике (это просто сетка).

Буквальный перевод идиом приводит к тому, что у Катрионы оказываются "зеленые руки" (green thumb - садоводческое искусство, талант "возиться с зеленью"), а у графини Форбреттен - "лисий подбородок" (foxy chin - остренький подбородок, а вообще-то у лисы никакого подбородка нет). Глупо звучит объяснение Майлза, что он "чистил свои ящики", оправдываясь перед Катрионой ("clear the decks" - дословно "чистить палубы" - означает "приготовиться к действиям"). И "horse-trader" - это вовсе не "барышник" (то бишь торговец лошадьми), а человек, умеющий договариваться с противоположной стороной о компромиссе, о сделке. Точно так же, как "busybody" это человек, сующий нос не в свои дела, а вовсе не "неленивый". Если Майлз говорит про себя, что Тьен Форсуассон вдвое его крупнее, не стоит дословно переводить эту фразу как "Я ему ростом по пояс!", а то в покойном Тьене окажется добрых три метра росту. И, наконец, реплика Байерли в разговоре с императором по поводу графских сестер, желающих сменить пол, значит вовсе не то, что эти леди собираются "дать пинка своим братьям", а заступить на место этих самых братьев после смерти последних ( "to step into smb. boots" - дословно "шагнуть в чьи-то сапоги", то есть занять чей-то пост).

Многие слова переведены с непонятными ошибками, и в результате происходят странные вещи.

Катриона, словно чемпион-тяжелоатлет, собирается шарахнуть Формонкриева по голове "каминной решеткой" (в оригинале - просто кочергой). Черноволосая графиня Форрбеттен вместо ямочек на щеках обзаводится веснушками; это само по себе странно, но можно было бы пережить, однако стоило переводчику дойти до момента, когда она, улыбаясь, демонстрирует эти самые ямочки, как он вместо этого написал "графиня сделала книксен" (в отношении равного себе по званию человека! При неофициальном разговоре! И - вдобавок - не вставая со стула!...) В барраярской народной сказке голову незадачливого любовника положили на самом деле отнюдь не в "чан для вымачивания шкур", а просто в горшок с базиликом (pot of basil).

А некторые слова лучше было, пожалуй, и не переводить... Лидируют в этом списке, конечно, "жучки-маслячки", но достойны внимания также и "закоперщик", "недомерочный наследник", "эпилептоидные припадки" , "чертовня", "хитрован", "хотения плоти" и - разумеется! - "Это Самое". Нет, не подумайте чего дурного; пусть у Марка и было "Это Самое" по отношению к своему родному брату, но на самом деле это всего лишь безобидный Пунктик, не более того...

И, наконец, есть целые непонятно как переведенные фразы.

Вот Майлз спрашивает своего оруженосца: "Пим, а как тебе удалось в свое время заловить матушку? Хвост распушил?" Из этой фразы, по-моему, следует весьма неприличный вывод, что когда-то в молодости Пим.. э-э... состоял в особых отношениях с графиней Корделией. Успокойтесь, это не так, и честь рода Форкосиганов не посрамлена. Вопрос на самом деле звучал следующим образом: "А как ты когда-то завоевал нынешнюю Матушку Пим? Произвёл на неё самое лучшее впечатление?"

А как вам фраза "У Энрике, конечно, есть биологическое представление о том, как у кошки Царапки появляются котята, но вряд ли его это особо занимает" Но он вовсе не такой нелюбитель женского пола, как можно подумать! Просто в оригинале фраза звучала "У Энрике идеи по биотехнологии появляются так же легко, как котята у кошки Царапки". Почувствуйте разницу!

Или вот картина - Майлз видит как, его "мать с отцом уговаривают с реверансами и извинениями супружескую пару форов уступить им место...". То ли форы нынче пошли очень наглые, то ли вице-короли чересчур застенчивые (так и видишь Эйрела Форкосигана, упрашивающего уступить ему место с этими самыми... с реверансами)... То ли переводчик невнимательный, потому что в оригинале сказано: "мать с отцом выражали извинения и благодарность пораженной форской чете, немедленно уступившим место вице-королю с супругой".

Еще в одном месте диалог совершенно теряет смысл, поскольку реплики однго персонажа переводчик приписывает другому. Уже в эпилоге, когда Айвен жалуется на то, что его бросают подружки, кто, как вы думаете, дает ему совет по поводу личной жизни? Счастливый жених Майлз, как написано в тексте? Нет, на самом деле - Марк. Только в этом случае становится понятно айвеновское негодование - мол, и этот жирный клон будет давать мне советы, как обращаться с женщинами?

Ну и напоследок несколько фраз - просто прочтите их...

"Хайль, о братец - Лорд Аудитор!"
"Марк нежно сбросил крошечные щупальца жучка-маслячка с края коробки""
"Оруженосцы растворились в боковом проходе"
"Она введет в моду лифчики с прокладками"
"трактир... с расчетливо похабным декором"
"Тихонько покусывая палец, он потер себе шею"
"Я приказал ему Голосом императора не зачинать больше детей"
"братец на взводях"
"филе с зеленым гарниром"
"опущенный парк"
"практикующая гетеросексуалка"
"Майлз счел Ришара быком, а не психологом"
"Марк мутирует в моего свояка"
"вещи такого рода обладают тенденцией зашибать рикошетом"
"более или менее венчурные предприятия"
"...каннибаллы, которые живут на аллеях Форбарр-Султана. Или в гардеробных."
"- Переговоры запрещены, - брякнул пикой лорд-хранитель."
"Марсия в светло-зеленом туалете"
"скакать туда-сюда из всяких боковых дверей Императорской Резиденции"

No comments!

И как обычно, в переводе присуствуют стандартные ошибки - путаница с именами, титулами и званиями. Ришару Форратьеру вообще отказывают в титуле лорда, а Майлза, наоборот, именуют "августейшим" (ох, надеюсь, его за это не заподозрят в попытке узурпации власти!). Легендарный Форталия Храбрый (Bold) стал Форталией Лысым (Bald). Василий (Vassily) Форсуассон сделался Бэзилом. И, наконец, несчастное звание мичмана (энсина) обзавелось новым, пятым по счету, вариантом перевода - теперь Имперская Академия выпускает из своих стен "вольноопределяющихся". Но все это так, мелочи, дань традициям...

сентябрь 2000 г.