читать книги онлайн
На главную страницу Лоис М. Буджолд

леди Ариадна Форлопулос

Предыстория

Жизнь маленькой Ариадны состояла из потерь – в три года потерять мать, в пять – отца и детство, сметенных безжалостной войной. Остался добрый и храбрый Ареус, оруженосец и защитник, который учил быть храброй и достойной имени Форлопулос, а также – танцевать (что умел), скакать на лошади, поддерживать порядок в довольно обособленных общинах, просители из которых приходили и падали в ноги с криком: «Защити, матушка!» Жизнь и мир познавались через книги фамильной библиотеки. Когда сама осталась без защитника, вся тяжесть забот по управлению провинцией легла бременем на плечи 17-летней Ариадны, которая в душе оставалась одиноким и потерянным ребенком, единственной надеждой рода, которую научили не показывать слабости и слез никому.

Пришли цеты. Она уже привыкла к набегам, совпадавшим с урожаями – но теперь пришлось встречать их самой. Офицер, пожелавший побеседовать с хозяйкой, доходчиво и спокойно объяснил, что если она желает и дальше сохранять провинцию от волны убийств, огня, грабежа и насилия, необходимо подписать бумагу о сотрудничестве. Покончить с собой, чтобы не нести позора? Кроме несгибаемой жажды жизни аргумент был сильный – проблему это не решит, она обязана защитить людей, землю и род, любой ценой. Эта подпись жгла ее все годы, некому было объяснить, что подобные бумаги за 20 лет оккупации вынуждены были подписать почти все графские семейства.

Гем-лорд, командовавший гарнизоном в ее графстве, попросил узнать о местонахождении семейств Форкосиган и Форбарра. Ну, чисто теоретически, Ариадна знала, что таковые существуют – среди книг попадался солидный справочник по истории форских родов, но никаких известий или сплетен из столицы не поступало по простой причине – граф Форлопулос перессорился со всеми, с кем только мог, а подруг у Ариадны не было, война не позволяла куда-либо выезжать. Поэтому отделалась оговоркой, что ждет письма, в котором будут эти данные. Неизвестно, что за материалы этот гем-лорд подписывал ее агентурным именем, но совесть Ариадны была чиста, никаких сведений и услуг враги от нее не получали. Зато она от них… То ли в силу каких-то личных склонностей, то ли ради закрепления на местности и подготовки продовольственной базы – но цеты отстроили перерабатывающие заводики, наладили лов креветок, забирали не весь урожай – то есть, экономика графства не только не пострадала, но и поднялась на невиданно высокий уровень. Гем-лорд, очевидно, от скуки, часто захаживал к Ариадне, якобы с инспекцией. Он много рассказывал о своей планете, традициях, культуре, разных мирах, политике, экономике, достижениях. Способная к усвоению информации, худо-бедно научилась понимать и изъясняться по-цетагандийски.

Почему ей не пришло в голову сдать его контрразведке? Враги – это те, кто приносят горе, воруют, жгут. А этот – как старший брат, единственное окно в мир, перестал восприниматься врагом, тем более, что больше никаких просьб и обязательств не было. Потом его отозвали, через пару лет война закончилась, никаких новостей, да и не до них, сельское хозяйство – это вечный безжалостный цикл хлопот и задач. В этой круговерти постыдная тайна забылась, как страшный сон.

Когда был объявлен первый по окончании войны и траура бал, Ариадна собралась и приехала в столицу – возраст уже не маленький, 28, а по завещанию батюшки надо найти жениха-фора на госслужбе, чем не повод. Да и посмотреть город, аристократическое собрание, танцы – интересно же! Заказала платье из дорогих тканей, копируя парадный портрет матери – и приехала в Форбарр-Султану. Тем более, было там еще одно дело, которое она поклялась отцу выполнить, а тут и шанс представился.

Начало истории. Бал

Обилие нарядно одетых дам и кавалеров кружило голову, что не помешало ехидно подшучивать относительно некоторых платьев и катастрофического количественного несовпадения мужчин и кавалеров на балу. Слово за слово, разговорилась с юной барышней, которая также скучала рядом и начала мило болтать про себя и дядю, свой выпуск, его службу, характер и прочее. Через несколько минут удалось представиться, на что юное создание завопило, что ее дядя тоже, представьте себе, Форлопулос!

Очевидное замешательство было вызвано несколькими причинами: радость от того, что она не одна; страх от того, что, как известно, в делах наследования женщины бесправны; вычисление, откуда мог взяться родственничек. Высчитав, что он, скорей всего, четвероюродный кузен, решила приглядеться получше, пару раз проходила мимо, пытаясь решить, что же делать с потенциальной угрозой, отравить или нейтрализовать как-то иначе. Кузен, не подозревающий о кружащей рядом опасности, держался в стороне, слегка кривясь при взгляде на танцующих. В конце концов я подошла к Рине (так звали новообретенную пятиюродную племянницу по водно-кисельной линии) и попросила представить меня Эндрю Форлопулосу. Изобразила на лице надлежащую степень радости и пошла грудью на бастионы. Кузен оказался довольно нелюдим, отказался танцевать, сославшись на неумение, но в целом довольно мягким и мирным. Тут идея свернула в русло, близкое к матримониальному, то есть мысленно родственничек попал в список потенциальных счастливцев, не догадывающихся о том, что они готовы просить моей руки. А пока посетовала на то, что в нашей провинции ему вряд ли что-то будет интересно, равно как и в Совете графов, раз он так не любит политику и вообще общение с людьми. Закинула удочку на предмет перевода его в столицу – не пожалею никаких денег, чтобы собрать вместе всех Форлопулосов.

А потом и впрямь вспомнила, что надо ловить кого-то, кто сможет быть делегатом от графства, и выдернула на разговор лорда Форволка, рекомендованного мне принцессой. Эх, если бы мне с начала объяснили, что я пытаюсь навесить на одного человека обязанности двух, я не морочила бы молодому человеку голову занимательной получасовой беседой! Оказалось, мне нужен обязательно член Совета, чтобы подавать прошения и обязательно не член Совета, чтобы быть Голосом графства. Ну, когда молодой Форволк выяснял мои взгляды на внешнюю политику Барраяра (не забывать после каждого предложения вставлять: «Хотя я как женщина в этом мало смыслю!»), он посоветовал обратиться к принцу Ксаву, известному либералу (мне позарез нужно было поспособствовать торговым отношениям с Бетой, потому что после разговора с бетанским представителем у меня родилась интересная идея).

Поймав свободную секунду в разговорах принца, я завопила: «Ваше высочество, уделите внимание, ведь я пожертвовала ради Вас самым дорогим!» Тот оторопело поинтересовался, чем именно. – «Слышите, музыка? Так вот, я этот танец знаю! И очень хотела бы быть там!» Короче, принц обещал подумать и посоветоваться с императором.

В бальной зале меня ждал сюрприз в виде кузена, отплясывающего конский бранль! Надув губки, я объявила, что он меня обманул, на что он очень толково объяснил, что долго смотрел, понял, попробовал - и получилось. Похвалила – инстинктивно почувствовав, что этому человеку очень не хватает признания со стороны, чтобы поверить в свои возможности. Под конец уговорила-таки красавчика Форволка потанцевать последний в программе конский бранль, мило отплясала московскую кадриль и пошла отдыхать по принципу «спи быстрей, подъем скоро» Отступление - от игрока:

В целом, Ариадна меня восхитила – это я могла себе позволить быть сонной с утра – она всегда появлялась на людях бодрой и подтянутой, веселилась, делала комплименты, дарила – абсолютно искренне, от души. Эта женщина – концентрированная жизненная энергия, которая сносит, увлекает и поддерживает, причем не на 100, а на все 150 процентов. Никогда не жаловалась на инролинг, но здесь было легче, ярче и образней. При любой ситуации словно голос изнутри шепчет, на что стоит делать ставку, какой прибыли ждать и где рисковать. При этом она вовсе не помешана на деньгах, их и так до неприличия много, это сублимация благополучия – для себя и провинции, а, следовательно Империи, которую она любит, несмотря на чувство вины. Мне не пришлось ее играть – для меня была честь БЫТЬ ею. И подсматривать ее воспоминания, даже и не прописанные в квенте.

Фразы (из того, что запомнилось): «В нашей семье про поваров НЕ ШУТЯТ!»
«У Голоса графства должно быть достаточно мозгов, чтобы советоваться со мной»
«Не хочу я за императора, он не разбирается в оливках и вряд ли согласится сменить фамилию на Форлопулос, а мне род продолжить надо!»

Продолжение истории. День второй

Прием у Императора предварялся планом расстановки семей (очень порадовалась надписям: «Форволки с собаками» и «Иные графы»), скептически хмыкнула, обнаружив Форлопулосов в самых задних рядах. В зале помрачнела еще больше: рядом расположились простолюдины, в передних рядах – слегка задрапированные дамы с красными розочками. Момент гордости – когда зазвучала греческая мелодия, многие невольно посмотрели в мою сторону. Ага, помните все-таки Форлопулосов, хоть и виду не подаете! Пришел кузен, вместе тихо пообсуждали другие семейства. После окончания приема понеслась к распорядителю выяснять, почему их провинция не была представлена. Оказалось, многих не назвали, но оскорбленная форская честь на других не дала обратить внимание. Потом состоялись посиделки у принцессы, много толковых женских разговоров – все было внове, интересно и заставляло думать. На показе мод купила платье. Поймала сваху, попросила найти жениха, уделив первостепенное внимание Эндрю Форлопулосу. Пришло время выполнить обещание отцу – у него была дочь от простолюдинки Адамс, последнее, что удалось узнать – она держала гостиницу в Караван-сарае. Гостиницы не обнаружилось. К счастью и очень удачно спрошенная леди ответила: «Да, здесь была гостиница, принадлежала моей матери». Оказалось, Мелодии Адамс, старшая сестра Рилины Пискрафт, жива-здорова, мне ее позвали. Не описать чувств, нахлынувших при виде сестры. Найти еще один осколочек семьи, родную кровь, после безумных лет одиночества и безнадежности! Мы плакали, обнявшись, и мне плевать на взгляды, которые бросали проходившие мимо фор-леди! Когда я завела речь о наследстве, которое отец передал ей через меня, она не захотела слушать про деньги. Расспросив, чем она занимается, пригласила к себе в графство, помощницей и компаньонкой, когда она только пожелает. На приеме у графини Форкосиган всех молодых незамужних дам опрашивали на предмет их соответствия высокому положению императрицы. С легкой улыбкой слушала, как девочки на вопрос про первые 3 действия, которые они предпримут, если выбор падет на них, начали прекраснодушничать: «Стану лучшей… рожу сына… буду безупречной, дабы соответствовать…» Когда спросили меня, честно ответила: найду замену для управления своей провинцией; узнаю, чего от меня ожидает император; узнаю, какие обязанности на меня накладывает титул. Что ценю в мужчине? Ум и верность своим идеалам. Многие юные девицы потом подходили выразить одобрение. Выйдя с приема, узнала ужасную новость – моего кузена пригласили на Совет графов Голосом графства, даже не уведомив и не спросив меня! Лихорадочное волнение сменилось решимостью: нужно спасать деньги! У меня, конечно, тоже неплохое годовое содержание, но за последние годы доходы графства составили 50 тысяч марок, которые лежали у меня на книжке. Первым делом – в Караван-сарай, просить помощи. Переписала на сестру 10 тысяч, из которых 2 – ей, а 8 – мне после обналичивания. С Рилиной и ее советником выработали план по отмыванию остальной суммы – учредить, скажем, больницу и попечительствовать, перегоняя деньги и мед. оборудование в нужных направлениях (чуть позже, когда острая необходимость уже отпала, оказалось, император подписал прошение и лично спонсировал, чтобы это была лучшая больница в столице! У меня с императором взгляды сходятся, выходит!) На бегу крикнула свахе: «Смена курса! Только Форлопулос, и срочно!» Она отозвала меня в сторонку поговорить. И тут меня настиг второй удар: сваха вернула мне деньги (немалые, 100 марок в золотых монетах), назвав цетагандийской кличкой! Первая мысль: «Она шпионка!» Но, оказалось, она считает шпионкой меня, отказывает мне в помощи! Даже когда представляла себе такую ситуацию, думала, буду все отрицать, но не получилось. Весь стыд и боль, забытые за это время, вспыхнули снова, скрутив внутренности. Молча забрала деньги, стояла, незаметно сжимая рукоятку фор-кинжала, заставляя себя дышать и не плакать. Дошла до закрытой двери, за которой шел Совет. Снова наткнулась на сваху, нашла силы подойти и сказать: «Не хотите ли просто поговорить об этом?» Попыталась донести до нее свои мысли и чувства, слишком сумбурно и непонятно. Она пообещала «навести справки в МПВ», не называя моего имени ради того, что я ей понравилась, и не доносить. Поверила я в это мало, явно пойдут сплетни. И разве можно что-то узнать в МПВ, не получив вопроса, а чем же вызван этот интерес! Сдерживая истерику, я сидела, слепо глядя на дверь и ожидая худшего: только что погублена моя честь, сейчас отберут и провинцию… Очнулась, заметив кузена. Усилием воли улыбнулась, подошла, посетовала, что он даже мне ничего не сказал, поинтересовалась, что было на Совете. Несмотря на волнение, слушала его ответы и восхищалась разумностью принятых решений. А потом подошел свежеизбранный премьер-министр и лично поблагодарил Эндрю за поддержку. После я решилась – с видимым волнением (его даже не пришлось изображать) сказала, что род Форлопулос нужно объединить – и не согласится ли он рассмотреть возможность взять меня в жены? Ответа я ждала, как приговора. Каково же было облегчение и радость, когда он согласился! Волнуясь, теперь уже от радости, я все же сообразила попросить не оглашать, насколько я нарушила правила приличия, организуя подобную помолвку. И тут же представила своего жениха премьер-министру, симпатией которого я, похоже, заручилась случайно и естественно. Вместе мы были на спектакле (а театру я уже пожертвовала денег на восстановление, равно как и университету), мне трудновато было воспринимать пафос и юмор там, где говорилось о предательстве и сотрудничестве с цетами. Наверное, из-за сильных нервов, у меня разболелась голова и после банкета я рано ушла спать. Но заснуть не могла, прокручивая события дня и придумывая, что делать дальше. Самый достойный выход – это под фаст-пентой дать ответы на вопросы: оказывала ли я услуги или иную помощь цетам. Вопрос в том, как бы у меня не спросили лишнего при этом!

Окончание истории. День третий

С утра бросилась к принцессе, за неимением родственниц благородного происхождения решив обратиться к ней за поддержкой, объяснив все. Но принцесса была занята, я получила лишь совет найти доверенное лицо в МПВ и свидетелей. Она проронила также, что само подписание документа без оказания услуг преступлением не является.

Я пошла искать Мелоди – которая сообщила, что кто-то искал меня вчера в Караван-сарае, по виду – СБ или МПВ. Я, разрыдавшись, призналась ей во всем, заранее ожидая отчуждения – ведь я предательница, а ее вчера наградили за сопротивление цетам во время войны! Моя добрая сестра куда лучше меня знала жизнь и смогла успокоить и поддержать меня.

Утренняя встреча с моим женихом, аккуратный разговор на тему того, что не стоит затягивать со свадьбой и прошением в Совет о назначении его графом (о да, я на это решилась, по внутреннему убеждению, что ему я могу довериться. Да и побыть графиней – это приятно!). Он уцепился за идею подождать перевода в столицу и решения текущих дел в Совете, чтобы не выглядеть выскочкой. К счастью, премьер-министр, поинтересовавшийся у меня делами и планами, согласился уговорить моего жениха не затягивать, тем более, ближайший Совет будет посвящен исключительно делам наследования. Итак, состоялась церемония в очень тесном кругу, у нас было мало времени побыть вместе, но мы все успели. И вот я жду под дверью, ожидая своего супруга-графа, спокойная и счастливая, ведь у меня есть защитник, и если какие-то вопросы или проблемы возникнут, они будут адресованы ему, а там уж мы вместе разберемся.

Так приятно быть уверенной в своем муже – я даже попробовала быть повинующейся женой, мне понравилось, потому что он ответил мне то, что я ожидала:

- Милый, моего покровительства попросили две женщины, одна – из моего графства, она была повитухой у моей матушки. Знаешь, она здесь держала бордель, но решила изменить свою жизнь, вложить деньги в какое-нибудь выгодное предприятие. Ты согласен, чтобы я взяла ее и ее компаньонку с нами?

- О, я кое-что слышал и догадываюсь, почему она так спешит уехать. Ее прошлое – не проблема, тем более, что она доказала, что умеет вести процветающий бизнес. Делай как хочешь, дорогая.

Послесловие – от игрока

Я не понимаю людей, которые скучали на игре! У меня не было ни минутки свободной, даже ожидание было наполнено внутренним отыгрышем. Что подводит меня к давно усвоенному факту: все кнопочки (игра, счастье и т.п.) – в голове, если что-то не понравилось, проблема прежде всего в тебе. И еще одна мысль: кто что ищет, тот ровно то и находит. Мне невероятно повезло, я ехала с предвкушением великолепной игры – я ее такой и получила. Ни особого выпадения в пожизневку, ни бардака я не увидела, это тоже удача.

Спасибо всем, кто играл и готовил эту Игру. Я счастлива. Надеюсь, в вашем удовольствии от этого Форкона есть капелька и моего участия.