На главную страницу Лоис М. Буджолд

Джексонианский дом Харгейвз

телохранитель Шинган, он же настоящий барон Харгрейвз:
CETERUM CENSEO BARRAJAREM ESSE DELENDAM

Желание барона Тао Харгрейвза уклониться от исполнения своих обязанностей по управлению Домом было столь велико, что он ни секунды не задумывался, отказываясь от очередной пластической операции – неудачно прошедшие агрессивные переговоры слишком сильно подпортили его лицо, в результате чего сходство со своим родным братом-близнецом ныне было отдаленное, и скорее интуитивное, нежели портретное.

Было бы грешно не воспользоваться таким шансом, и после не долгого и не активного сопротивления, родной брат Тао, Крэй Харгрейвз, был уже свято уверен в том, что он просто таки обязан для благополучия Дома лететь на Барраяр под видом Тао… Впрочем, бросать брата на произвол судьбы настоящий Барон вовсе не собирался, посему оформил себе новое удостоверение личности на гордое имя «Шинган» и полетел под видом телохранителя. Однако, планы настоящего Тао шли гораздо дальше Барраяра – скупые мужские слезы умиления катились по его щекам, когда он видел свой перстень, символ баронской власти, на руке Крэя… Наконец-то появился шанс выполнить обещание, данное их отцу – сделать из Крэя достойного делового человека. А если повезет – то и нового Барона. А самому уйдет на заслуженный отдых.

Если не останавливаться подробно на составе делегации (скажем лишь, что в нее входили пилот-алкоголик, медик-наркоман, молодой и не опытный лже-барон и опытный барон-параноик под видом телохранителя), то перелет на Барраяр можно назвать достаточно успешным, хотя и донельзя тяжелым – представьте себе, изо дня в день просыпаться в компании, которой с утра показывают по зеркалу фильмы ужасов…

На таможне Барраярское СБ долго не верило, что у Джексонцев вообще нет ни одной единицы оружия. И только когда «телохранитель» демонстративно гулко постучал по 20-ти сантиметровой лобовой броне и заявил, что его главное оружие – это мозг, Сб-шники успокоились…

Сюрпризы преподнес прием у Императора. Нет, гвардеец, который половину приема стоял напротив делегаций Джексона, Эскобара и Беты с не взведенным оружием, абсолютно не напрягал. Но вот демонстративный взвод затвора на середине императорской речи свидетельствовал не в пользу высокого профессионализма гвардии, а развития раннего склероза… Отдельным поводом для шуток и версий стало стремление того же гвардейца в любых обстоятельствах стоять спиной к своему Императору... Церемонемейстер тоже допустил бестактность по отношению к Юрию Форбарре – если человек стоит перед троном, то недопустимо не представить этого человека. После приема Шинган еще минут двадцать пытался вспомнить хоть одну планету, где бы подданные так же не любили своего сюзерена… Безуспешно. Зато начал подозревать, почему Цетаганда оставила сей народ в покое…

Также, неожиданностью для Шингана стала заинтересованность барраярских леди Бароном. Искреннее желание на всякий случай обезопасить брата от ненужных посягательств на его личную свободу, обернулось тем, что телохранителя и господина за глаза стали называть не иначе как «ходячий яой». Шинган не учел одного – узнав о таких аспектах поведения Барона, к нему стали проявлять интерес леди из рода Форратьеров… Впрочем, выход был найден – Харгрейвы быстро прикинули, сколько можно будет заработать денег, вывезя на Джексон геном Форратьеров, скрестив его с Риовалями, и шантажируя общественность засылкой маленьких «Риотьеров» в тыл вероятного противника… Шинган тут же побежал выяснять у МПВ возможность заключения такого брака…

Отдельным пунктом культурно-развлекательной программы стала попытка вывоза с Барраяра девушки-полукровки (с опасной модификацией гена гем-лорда), которую Цетаганда по старой дружбе попросила разыскать и либо вывести, либо уничтожить. Шинган наотрез отказался проводить поиски в борделе (а зря!), посему все лавры достались другим членам делегации Джексона – они нашли ее быстро. Но Шинган тоже не сидел сложа руки – он пытался договориться с Сальваторе Фордарианом о вывозе одного контейнера через таможню без досмотра… Бедный Фордариан… Позднее даже до Джексона дошли слухи о том, как Сальваторе долго допрашивали в СБ. И в результате решили судить по статье «Идиотизм», как более тяжкой, нежели «Государственная измена». Несмотря на то, что первоначальный план по вывозу бездарно провалился и Сальваторе умудрился засветиться по полной программе, Шинган вовремя успел нажать кнопку сброса… В результате чего девушка (и геном) предприняли непродолжительный полет в открытом космосе и сгорели в верхних слоях барраярской атмосферы. Джексонцы оказались чисты.

При своих деньгах, с головной болью и чувством удовлетворения, экипаж уводил крейсер Харгрейвов от Барраяра…

Ян-Ян, служащая Дома:
Зря мы все-таки мешали настойку с пивом...

- А? Чё? Куда? Папа, вы, конечно, бесконечно мудры и все такое, но на Барраяр! Нет, я не полечу. Куда я могу пойти?.. Нет, нет, лучше на Барраяр.

День первый.

Этот человек наш Барон?! Ясно... Как-то папа иначе его мне описывал. Наверное, берег мою нежную психику. Жаль, перед форским балом господин Барон изволил сам причесаться, а то мы с его телохранителем вынашивали коварные планы. Кстати, о Шингане! Что-то он часто спорит с шефом. Надо и мне попробовать:

- Господин Барон, барраярцы предоставили нам две жилые комнаты, не кажется ли Вам, что единственная женщина в нашей компании могла бы претендовать на одну из них целиком?

Не кажется.
Теперь я живу с господином Бароном. Надеюсь, Шинган не обидится.

Ходили на какой-то форский бал. Смешно. Потеряли пилота. Ушли пьянствовать без него.

День второй.

Приходил Шинган, говорил что-то о завтраке, дружно с Бароном послали его на фиг. Спим дальше.

Приходил Шинган, говорил что-то об императорском приеме, дружно с Бароном послали его на фиг. Спим дальше.

Приходил Шинган, послал всех на фиг. Пришлось вставать.

Пока господин Барон пудрил носик, зашла в комнату, там Шинган. Один. Ест шоколад. Поинтересовался, не желаю ли я присоединиться. Вежливо отказалась, села напротив. Вошел господин Барон, офигел от такого зрелища, велел всем срочно собираться на прием. Пилота так и не нашли.

Посидели на приеме, потом постояли на нем же, посмеялись с гвардейцем. Хотя, нет, гвардеец не смеялся. Сходили в караван-сарай. Барон долго отказывался идти в бордель. Что-то тут не так. И Шинган отказывается. Ясно...

Ах, это еще и инцест! А это не господин Барон и это не телохранитель! Братья-близнецы, значит. Хорошо хоть предупредили. Сходила в бордель одна. По крайне важному деловому вопросу. Заказала девочку-зайку для господина Барона (подставного). Растрепала всем девицам из борделя, что он крайне застенчивый молодой человек, боится женщин и вообще ни в чем таком не замечен. Пустячок, а приятно. И когда же эти глупые барраярцы перестанут спрашивать, не жена ли я ему. И где наш пилот?!

Весь день с кем-то болтала. Наверное, даже по деловым вопросам. Пришлось идти за еще. Двойная доза вдали от дома (и папы) еще никому не повредила.

Пилот нашелся! И сразу стал просить денег. Ах, да! Забыла уточнить: вся наша наличка была еще утром сдана мне, как самому ответственному члену экипажа. Лично я ни о чем не жалею, в борделе было отлично. И пилоту что-то осталось даже.

Окончательно подружились с Эскобаром. Надо вечером с ними выпить для поддержания дальнейших деловых отношений.

С Эскобаром не получилось, пили с форами. Потом с Баронами и пилотом. Потом без пилота. Потом только с подставным Бароном. Завтра утром у нас важная операция по вывозу барраярской девицы на Захадум... эээ, пить надо меньше. Куда же мы ее вывозим?

День третий.

Шинган (господин Барон) не приходил, дружно проспали с его братом завтрак, пару межгалактических войн и полтора апокалипсиса.

Ой! Мы же вывозим кого-то куда-то. Ой! Это же я его (а, может, и ее) вывожу!

Окончательно проснулась, взбодрилась... гхм... и за работу. Довела девушку до корабля, купила папе пару открыток и спать дальше. Говорят, девушку мы целиком не довезли. Но это не противоречит нашему контракту. Когда остальные прилетят, нужно будет отметить...