анализатор температуры вспышки купить
На главную страницу Лоис М. Буджолд

История Софи Форбреттен

Рассказывает Софи:

Предыстория девочки была такова:
Софи Форбреттен, 19 лет, единственная дочка графа Форбреттена.
Девочка не отличается большим умом. Любит старшего брата. С детства привыкла рассказывать ему о своих горестях и радостях. Младшего брата за человека не считает – для нее это скорее игрушка, вроде плюшевого медвежонка, которого можно тискать и играть.
Собирает безделушки. И вообще обожает экзотику. Интересуется изящными искусствами – от традиционной живописи, музыки и поэзии до странных инопланетных видов искусств. Но на самом деле знаний по интересующим предметам у нее не так уж и много. На прием приехала в сопровождении двух тетушек – сестер матери.

Начало коллекции экзотических безделушек положено в раннем детстве, их периодически дарили ребенку приходившие в салон матери во время войны цетагандийцы. Поэтому к цетам у девочки отношение двоякое – «дяди были такие смешные, раскрашенные и совершенно не страшные, и мама с ними радовалась и смеялась». А оказалось, что они враги... На самом деле девочка – полукровка, как и ее младший брат. Только она об этом не знает.

В кои-то веки хотелось поиграть форблондинку. Строить глазки, тайком кушать шоколад... Получилось далеко не все, хотя местами было очень забавно. Тетушки активно пытались выдать меня замуж. Это дало начало истории, могущей послужить сюжетом для мелодрамы. Но я ничего не знала.

Помимо обаятельных тетушек у меня был чудесный, восхитительный, любимый старший брат. Который был ближайшим другом Императора и стал начальником службы безопасности. Но глупенькая Софи не понимала, как это круто.

Падкая на экзотику Софи строила глазки джексонианцам, но озабоченный изобретением повода познакомиться с нею барон Харгрейвз напрочь этого не замечал, чем вызвал у девушки подозрения в нетрадиционной ориентации. Получив на пару с братом определение "ходячий яой". В конце концов барон все же решился поговорить с ней, но это было уже в самом конце игры.

Для меня так и осталось загадкой было ли нежелание сверстниц-форесс общаться с Софи вызвано ее сомнительным происхождением и репутацией семейства или же их собственной клинической необщительностью. Увы, и никто из молодых форов не польстился на часто остававшуюся без присмотра девицу, весело скакавшую по коридорам.

Рассказывает тетушка Энис:

Короче говоря, дружное... кхгм... ну оч-чень дружное семейство Форбреттенов состояло из двух тетушек — одной веселой и слегка... ммм... избыточно любящей жизненные удовольствия... и второй — чопорной вдовушки, ревнительницы традиций и семейных ценностей. И вот, препираясь и осыпая друг друга колкостями и язвительностями, две добрых тетушки вывели в свет единственную племянницу, очаровательную Софи, которая мило хлопала глазками и всячески каваилась — и покорно внимала совершенно противоречивым указаниям, которыми вздорные тетушки ее осыпали.

Кроме того у племянницы имелся старший брат, весьма уважаемый фор — который ее от произвола тетушек пытался защищать и оберегать... и тоже всячески старался устроить ее счастье. Диалог тут был примерно такой:

Софи: Ах, милый братец, мы были у гадалки! Она мне рассказала столько интересного...
Жиль: Не верь гадалкам, они гадают на кофейной гуще.
Софи: Нет, она на картах гадала!
Жиль: Лучшее гадание — по картам генштаба.
Софи (восторженно): А ты мне на них погадаешь?!

...нужно ли говорить, что при такой поддержке в итоге всё у нас получилось на славу — особенно когда наш драгоценный родственник стал начальником СБ всего-мать-его-Барраяра, так что племяннице мы устроили весьма выгодный брак — с родовитым фором, графом и членом генштаба — генералом Форвентой... и гордились собою донельзя.

Рассказывает сваха Евдокия:

Девица Форбреттен, чьи тетки обратились ко мне за профессиональными услугами, была для меня любимицей, не скрою. Истинное дитя гор эээ... истинная дочь Барраяра! Застенчива, прелестна и чуток глупа -- именно из таких, я уверена, вырастают леди Элис Форпатрилы.

Она мне вообще нравилась как свахе, и первое, о чем я подумала -- это представление её Императору как кандидатки на роль императрицы Барраяра.

Ах, представляя кандидатуру наиболее заинтересованным (принцессе, её статс-даме и фрейлине), я настойчиво подчеркивала все прелести особы: хорошее образование, прекрасную родословную, застенчивость (вот уж кто не будет идти поперек Императора!), чудное здоровье и т.д. Однако, почти сразу выяснилось, что прелестная девочка -- наполовину цетагандийка, что, конечно, закрыло ей возможность стать одной из кандидаток... Я попыталась исправить положение, сосватав девицу за приемного сына Фордарианов -- пусть он не фор (а, значит, в его крови никто не будет искать цетские гены!), но он получает равную со своими братьями долю наследства в богатейшей провинции Фордарианов. Моё предложение было благосклонно принято графиней, которая понимала, что выдать сына за форессу -- это очень неплохое подтверждение его статуса, да и приданное избранницы вполне прекрасно объединяется с наследством младшего и приемного сына.

В общем, вариант устроил всех, кроме родственников Софии -- нет бы мне прибежать с этой мыслью раньше: очень невовремя лорд Форбреттен был назначен главой СБ, и тетки, которые сперва согласились с моим описанием ситуации по будущему их цетагандийской племянницы, решили ппробовать выдать Софи получше.

С этим получше и началась суматоха: в какой-то момент двое немолодых графов (Фортугаров и Форвента) попросили моей помощи в обзаведении женой, предупредив, однако, о своей сильной занятости делами -- мол, пусть избранница не расчитывает на все моё время, ибо я очень занятой человек.

Оба они были без прямых наследников-сыновей, однако, если Форвенте наследовал его младший брат, то у Фортугарова все было чуть хуже: одна только дочь и вообще без никого. На вопрос об изменении наследника в случае рождения сына в этом новом браке оба попытались ответить уклончиво. Из чего я сделала выывод, что да, попытатся провести через Совет графов другого наследника.

Это, естественно, делало невозможным их женитьбу на моей любимице... Впрочем, в разговоре с братом девицы, уже начальником СБ, он предложил выход -- страшный, но действенный. Действенный, но страшный: через несколько месяцев после свадьбы, София с незначительными проблемами попадала в больницу -- где ей, под видом иных действий выводили из строя детородные функции...

Момент беседы был действительно страшным. Жиль Форбреттен, мучительно стыдясь всего и судорожно пытаясь найти выход в такой непростой проблеме, курил одну сигарету за одной, тихо ругался и проговаривал вслух варианты -- один другого страшнее. А у меня в голове стояла только одна мысль: "я не возьму на себя эту ответственность, это не мой грех!"

Сам грех на себя взял Жиль Форбреттен. Мне же пришлось взять на себя груз знания (и сохранения тайны), что я отдаю Софию замуж, заведомо лишая её будущих детей... Где верный выбор - решать было не мне. Мне оставалось только уменьшить масштаб последствий.

Дальнейшие пертурбации бессистемной системности моих матримониальных планов относительно барраярских графов и Софии разворачивались вопроса "но все же кто?". Рассуждая о том, что у Форвенты уже есть наследник, а у Фортугарова так и нету, я поняла, что буду сватать Софию за Форвенту -- который, как и все, практически, прекрасные партии состоял в великом списке "не раньше, чем отвергнет принцесса", что сделало пыткой мое ожидание решения принцессы...

Рассказывает мастер:

Насчет страшных подробностей семейства Форбраттен. Страдания Жиля продолжались ночью, он качественно страдал, причем всерьез!

Жиль, в результате мучительных раздумий, отказался от идеи изуродовать сестру. Я его подначивала, напоминала историю Девы Озера, предлагала перерезать нежное девичье горло. Он смотрел глазами раненого оленя, а шептал: "Не могу, она - моя сестра". Будучи видимо не в силах понять, что она дочь его мачехи.

Это было зверски трогательно.

Жиль решил, что пусть будет все как будет. И ни он, ни Император не выдадут тайны, а сестра пусть выходит замуж и живет долго и счастливо. Ведь она-то ни в чем не виновата.

И снова рассказывает Софи:

Братец ходил советоваться к Императору, не зная как же ему поступить, когда вскрылась информация о происхождении девочки. Ему было предложено, как в легенде про леди озера, во избежании позора собственноручно сестру убить. Но он не смог пойти на такой шаг. И поэтому было решено что, об этом будет забыто. Император согласился.

На этом история не закончилась.

После того как заместительница свахи расписала графу Форвенте про потенциальную невесту только хорошее (несчастному Форвенте не удалось и рта раскрыть, так она тараторила. Его молчание было воспринято как знак согласия), то графиня-принцесса Оливия Форкосиган тут же огласила о помолвке перед многими свидетелями.

А неизвестные доброжелатели сразу же рассказали графу о том что девочка наполовину цет. Так что дальнейшая судьба девицы весьма неопределенна.