напольный белый плинтус;Альбатрос Ижевск торговое оборудование тут
На главную страницу Лоис М. Буджолд

Игровой отчет

Зергий (роль: Зерг Форконнен)


В принципе, игровой отчет моего "братца" освещает и процентов 70 моих деяний, поскольку играли мы командой, а самые активные действия пришлось делать ему, как более молодому :)

Для начала хочу дать понять, что на всем Барраяре мы, волшебные существа, были наиболее заинтересованы в сохранении независимости Барраяра и его традиций. Ведь цеты провели бы максимально возможную работу, чтобы привить барраярцам презрение ко всему барраярскому, оттеснили бы барраярскую культуру в глухие села. А как только последний барраярец перестанет в нас верить, мы перестанем существовать. Графья приходят и уходят, а нам здесь жить.

Поэтому вся мутантская команда в меру своих нескромных способностей пыталась раздуть вооруженный конфликт между барраярцами и цетами. Среди всего прочего был придуман вполне коварный план по провокации цетов на активные действия. Таким раздражителем должна была стать наша вымышленная ультраортодоксальная организация "Друзья Империи". Пусть простит меня граф Форлавель, на которого мы катили бочку не вполне заслуженно, но нам нужен был любой информационный повод. Сначала мы планировали пройтись "поганой метлой" по своим, чтобы "засветить" группу и одновременно доказывать цетам, что сопротивление вот-вот наклюнется, а графам, что цеты разработали специальный план по дискредитации форов. Потом мы планировали освободить барраярскую девушку из-под цетской опеки. А затем от имени "Друзей" поручили бы какому-нибудь молодому и ретивому фору грохнуть кого-нибудь из цетов. Цетам сообщить, что дескать всё, готовьтесь к войне, а графьям сказать, что цеты все сами инсценировали, чтобы получить повод к массовым расправам. Как раз к тому времени должны были расколдовать Форкосигана и всё бы закрутилось.

Всю малину на корню зарубил Кот. Он напрочь отказался принять три подряд сообщения, подписанных "Друзьями", а в том одном, что принял, все равно опустил источник. Конечно же можно было добить это платными объявлениями и самовольными надписями "на заборах", но это уже было бы не то.

Я уж было слегка приуныл и даже опустился до того, чтобы самолично подразнить цетов на их территории, попытавшись сорвать их встречу с барраярским девицами, ту самую, на которой братец мой чуть не прокололся. И возвращался с нее я вовсе в дурных чувствах, поскольку с моей точки зрения у аут-леди получалось врать убедительнее. Но тут удача, в лице принца Ксава, мне таки улыбнулась. Он предложил мне выкуп за девицу Олю, ту полубарраярку, которую мы свистнули недавно. Я согласился, но только при условии, что принц скажет мне зачем она ему (поскольку у нас, у мутантов был принцип освобождать девицу, только если ей будет не хуже, чем до похищения). Он сказал, что есть основания считать, что она его дочь. Я тут же потребовал от него результаты генсканирования. Поскольку к тому времени мы уже вполне доверяли дендарийцам, я предложил их в посредники. Когда же встал вопрос о цене, я скорчил страшную рожу и потребовал начала военных действий против Цетаганды в ближайшем будущем. За невыполнение обещания пригрозил проклятием его и всех его потомков на все времена. (Гм, судя по резне Юрия, принц не вполне сдержал свое слово :)) ).

Родство подтвердилось, семья Форбарра объединилась, хотя особого счастья Оливия от этого не испытала и потом еще долго порывалась вернуться к нам в замок или хотя бы зайти к нам в гости. Все шло по новому плану - графья становились все воинственнее, герои расколдованы, цеты насторожены. Но чем больше я делал блага для Барраяра, тем больше чувствовал на себе ненависть графов. Словно забитые селюки, графья излучали страх перед силой которая хоть и союзна им, но не подконтрольна им. В своей гордыне они бы и ветер, который крутит их мельницы, возжелали уничтожить. И даже в невинном танце, который символизировал поддержку народом Барраяра своих культурных традиций, они увидели пародию на императорский трон. Надо мной сгущались тучи - впервые за сотни лет надо мной нависла реальная угроза...

Эти идиоты-графы, не понимали или не хотели понимать, какую неоценимую услугу во время войны им могли оказать существа бессмертные, всепроникающие и даже обладающие некоторым целительским даром (Лиззи Форпатрил и Нэнси Рейнольдс могут подтвердить - я никогда не отказываю в помощи бывшим пленницам). Бездарно прощелкав кучу времени, они выбрали Аудитора и, словно у Барраяра нет бОльших проблем, послали его разбираться с мутантами. Когда я увидел в руках Аудитора ларец с сердцем, который я так тщательно прятал подальше ото всех, то впервые за сотни лет своего мутантского существования понял, что смертельно устал. И не стал перед ним унижаться, выторговывая свою жизнь за услуги Родине.

Но вместо смерти он пожелал, чтобы мутанты стали обычными хорошими людьми и выстрел из плазмагана, который по идее должен был похоронить под обломками всех присутствовавших в замке, обратился невнятным бормотанием, от которого сердце разбилось на мелкие куски и снова собралось у меня в груди. Я был жив, но чувствовал, что смерть уже имеет власть надо мной.

Враз потеряв свои силы, власть и бессмертие, я почувствовал душевную пустоту там, где еще недавно была пустота телесная. В тот момент я искренне считал, что уж лучше бы Аудитор меня таки прихлопнул. Я жадно ловил глазами все, что напоминало мне о моем потерянном величии и увидел как на моей любимой булаве облетали шипы и стала проявляться печать Императора. Неужели в моих руках оказался легендарный скипетр Ксиана? Ведьма и еще несколько людей укрепили меня в этой догадке. И тут я совершил страшную ошибку. Даже две одновременно - я забыл, что уже не неуязвим, и забыл, что графы теперь мне большие враги, чем цеты. И я, идиот, сунулся с этим сокровищем прямо в совет графов. По старой мутантской привычке я начал торговаться, зазевался и схлопотал от Формора, уродливого цетского прислужника, имевшего наглость пронести оружие на совет графов, заряд из парализатора. Когда я очнулся, скипетра в моих руках естественно не было. Второй раз за день я готовился к смерти. И снова Аудитор отвернул от меня смерть. Он популярно объяснил графам, что мои прежние так называемые злодеяния мне прощены и что угрозы я теперь никакой не представляю. Меня отпустили и я почувствовал, что теперь мы с Барраяром уже не нужны друг другу. Сразу стало легко и пошли планы на будущее. Сразу вспомнилось о несметных богатствах, накопленных нами за эти годы...

На этом понимании меня настиг конец игры.

Теперь о том, что не успело отыграться и о более отдаленных действиях.
Я собирался проконсультироваться у Бела Торна как мне конвертировать мои богатства в ценности, имеющие хождение на других планетах. После войны мы с братцем построили бы парк развлечений "Замок мутантов" и разводили на деньги охочих на приключения туристов. Я бы совершенствовал свои познания в ядовитых и лекартвенных травах (а как вы думали я порчу почву? беру споры автохтонного барраярского бурого мохопапоротника и высеваю в почву жертве. через 2 недели экосистема земного типа разрушается). На это у меня есть лет сто - организм после расколдовывания получился крепким, а знание трав поможет эту крепость сохранить подольше.
И тогда я смогу обменять свои знания и ценности на новое молодое тело - я слышал от инопланетников, что такое возможно.
И буду жить долго. Может даже счастливо.

Необходимые дополнения:

Легенда скрывала графскую фамилию, от которой мы с братцем пошли. Так вот, наши предки - Форратьеры. И если мне ведьма Хара Коннен, воспитавшая меня, могла приврать, может она и сама прижила меня по молодости, то Джеса я крал у Форратьеров собственноручно. И генсканирование должно это подтвердить. Так что форское достоинство отняли у нас незаконно.

Джес не совсем классический мутант. В роду Форратьеров многие несут рецессивную мутацию, которая практически никогда не проявляется. Именно ее я и развивал в Джесе. Если бесконечную жизнь разделить на конечное количество людей, она все равно останется бесконечной. Это было так же просто как и рекурсивное вкладывание ларца в самого себя. Мы все время носили "когти" на своих руках. Мой коготь забирал у меня половину бесконечной жизни и передавал когтю Джеса. Тот поддерживал в братце вечную молодость и мутантскую силу. Утеря понимания теории сверхбольших чисел - вот то, что теперь у меня вызывает наибольшую жалость.

Перечисляя нашу общую недвижимость, Джес совсем забыл упомянуть его собственный замок, ведь по игре он не жил у меня, а всего лишь гостил.

На самом деле, даже будучи мутантом, внешне я выглядел вполне пристойно. Без личины я походил на нормального человека. Бледного, с синими кругами под глазами, но все же вполне нормального. Это позволяло мне регулярно ходить в народ инкогнито. А то что я представлялся Зергом Конненом добавляло к этому интриги.