http://www.nburakov.com Детский медицинский Центр в Люберцах;Труба электросварная 530х8

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
СОЛДАТ-НЕДОУЧКА

(Lois McMaster Bujold, "The Warrior's Apprentice",1986)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 21.11.2001

Глава 17

<< Назад    Вперед >>

Майлз то возвращался к действительности, то снова скитался где-то - вот так же он, будучи ребенком, заблудился в Императорском дворце и пытался тогда открывать различные двери; одни из них вели к сокровищам, другие - в чуланы с вениками и тряпками, но ничего знакомого ему не попадалось. Однажды, очнувшись, он с беспокойством обнаружил рядом Танга: а разве тот не должен находиться в тактической рубке?

Танг изучал его заботливым и любящим взглядом. - Знаешь, сынок, если ты и дальше собираешься делать карьеру наемника, тебе надо научиться правильно задавать себе темп. Мы тебя чуть не потеряли.

Звучит похоже на мудрый афоризм; может, написать его каллиграфическим почерком и повесить на стене собственной спальни?

В следующий раз он увидел Елену. А она-то как попала в лазарет? Он оставил ее в катере. Ну ничего на своем месте не найдешь...

- Черт, - виновато пробормотал он, - с Форталией Храбрым подобных вещей никогда не случалось.

Она задумчиво подняла бровь. - Откуда ты знаешь? История тех времен целиком написана поэтами и менестрелями. Попробуй-ка, подбери слово, рифмующееся с "прободением язвы"!

Майлз послушно попробовал это сделать, и его снова поглотил серый туман.

Как-то раз он пришел в себя в одиночестве и снова и снова принялся звать сержанта Ботари, но сержант не появился. Как это на него похоже, обиженно подумал Майлз: все время ходить по пятам и отправиться в долгосрочный отпуск именно тогда, когда в нем возникла необходимость. Болеутоляющее, данное Майлзу медтехником, покончило с этим - как и с периодом ясного сознания, что не пошло ему на пользу.

Позже хирург объяснил ему, что дело было в аллергической реакции на обезболивающий препарат... Появлялся дед, душил его подушкой, а потом пытался спрятать тело под кроватью. За этим наблюдали Ботари с залитой кровью грудью и пилот наемников, чьи имплантаты почему-то вывернулись наизнанку, и проволочки по бокам головы болтались, словно веточки невиданного коралла. Наконец пришла мать и прогнала убийственные призраки, как жена фермера криками прогоняет своих цыплят. "Быстро," - посоветовала она ему, - "высчитай число "е" до последнего десятичного знака - и чары разрушатся. Если ты настоящий бетанец, то сможешь сделать это в уме."

Весь день Майлз нетерпеливо ждал, когда же в этой веренице призрачных фигур появится отец. Ему удалось совершить что-то в высшей степени хитроумное - хотя он не совсем помнил, что именно, - и он жаждал случая произвести впечатление на графа. Но отец так и не пришел. Майлз заплакал от разочарования.

Приходили и уходили другие тени: медтехник, хирург, Елена, Танг, Осон с Торном, Арди Мэйхью - но они были лишь неясными фигурами, отражениями в свинцовом стекле... Майлз долго рыдал и, наконец, заснул.

Когда он пробудился снова, очертания маленькой уютной каюты - уже не лазаретной палаты "Триумфа" - больше не расплывались, зато рядом с его кроватью сидел Айвен Форпатрил.

- Другим людям, - застонал Майлз, - во время галлюцинаций являются сцены оргий, или гигантские кузнечики, или что-то в этом роде. А мне что достается? Родственники. На родственников я могу поглядеть и в полном сознании. Это нечестно...

Айвен обеспокоенно обернулся к Елене, примостившейся на дальней спинке кровати: - По-моему, хирург говорил, что к этому моменту противоядие прочистит ему мозги?

Елена встала и заботливо склонилась над Майлзом, длинные бледные пальцы коснулись его брови. - Майлз! Ты слышишь меня?

- Разумеется, я тебя слышу! - Он внезапно осознал отсутствие еще одного ощущения. - Ого! А желудок у меня не болит.

- Да, хирург заблокировал несколько нервных волокон, когда делал операцию. Через пару недель ты будешь полностью здоров.

- Операцию? - Майлз попытался украдкой заглянуть под накрывавшую его бесформенную простыню, выискивая сам не зная что. Торс его, кажется, был таким же гладким - ладно, покрытым узлами мышц - как и всегда, и никаких существенных частей тела ему нечаянно не отрезали. - Я не вижу швов.

- А он ничего не резал. Вводил какие-то штуки через пищевод, да еще работал ручным тяговым лучом - для того, чтобы установить тебе биочип на блуждающий нерв. Странновато, зато очень находчиво.

- Сколько времени я был в отключке?

- Три дня. Ты был...

- Три дня?! Налет на их жалование... Баз... - он судорожно дернулся встать, но Елена решительно уложила его обратно.

- Жалование мы захватили. Баз вернулся, вся его группа - тоже. Все в порядке, не считая того, что ты чуть до смерти не истек кровью.

- От язвы еще никто не умирал. Баз вернулся? Где мы сейчас вообще?

- Пришвартовались к заводу. Я тоже не думала, что ты мог умереть от язвы, но хирург сказал, что внутри у тебя отверстий, откуда хлестала кровь, было не меньше, чем снаружи. Так что, кто знает. Ты получишь полный отчет... - она с раздраженным видом опять заставила его лечь, - но сперва тебе стоило бы поговорить с Айвеном наедине, пока все дендарийцы не столпились вокруг.

- Гм, верно, - он с недоумением уставился на своего здоровенного кузена. Айвен был одет в штатское - брюки барраярского фасона, бетанская рубашка, зато уставные форменные армейские ботинки.

- Хочешь меня потрогать, чтобы убедиться, что я здесь на самом деле? - с охотой предложил Айвен.

- Ничего из этого не выйдет, галлюцинации тоже можно чувствовать. Трогать, нюхать, слышать... - Майлз поежился. - Поверю тебе на слово. Но, Айвен - что ты здесь делаешь?

- Ищу тебя.

- Тебя отец прислал?

- Не знаю.

- Как это ты можешь не знать?

- Ну, лично со мной он не говорил. Слушай, а ты точно знаешь, что капитан Димир еще не прилетел? Он не передавал тебе никаких сообщений, или чего-нибудь в этом роде? Все депеши и секретные распоряжения у него.

- У кого?

- У капитана Димира. Он мой командир.

- Никогда о нем не слышал. И ничего от него не получал.

- По-моему, он работает не в ведомстве капитана Иллиана, - подсказал Айвен. - Елена подумала, что ты мог получить какое-то известие, а упомянуть о нем не успел.

- Нет...

- Не понимаю я этого, - вздохнул Айвен. - Они покинули Колонию Бета на день раньше меня, на скоростном имперском курьере. Они должны были прибыть еще неделю назад.

- А почему это ты путешествуешь отдельно?

Айвен откашлялся. - Ну, знаешь, это все та девчонка с Беты. Она пригласила меня домой - бетанка, Майлз, заметь! Я встретил ее прямо в космопорте - чуть ли не первой, кого я увидел. На ней был короткий саронг - ну, из этих, спортивного покроя - и больше ничего... - Руки Айвена принялись рисовать в воздухе дивные очертания, объясняя, как это выглядело; Майлз поспешил прервать его, зная, что такое отступление от темы может затянуться надолго.

- Наверное, устроила себе экскурсию по инопланетянам. Некоторые бетанки коллекционируют их. Как барраярцы собирают знамена всех провинций... - Майлз вспомнил, что дома у Айвена была такая коллекция. - Так что случилось с этим капитаном Димиром?

- Они улетели без меня, - вид у Айвена был обиженный. - А я даже не опоздал!

- И как ты добрался сюда?

- Лейтенант Кроуи доложил, что ты отправился на Тау Верде-4. Так что я поймал себе попутку - торговый корабль, приписанный к одной из здешних нейтральных планет. Капитан высадила меня здесь, на заводе.

У Майлза отвалилась челюсть: - Попутка... высадила здесь... ты понимаешь, чем рисковал?

Айвен заморгал. - Она обошлась со мной очень мило. Э-э... знаешь, по-матерински.

Елена заметила с хладнокровной насмешкой, рассматривая потолок:

- Тот шлепок по заднице, которым она тебя отправила в переходной рукав, показался мне не совсем материнским...

Айвен покраснел. - Как бы то ни было, я здесь, - Он просиял. - И раньше старины Димира. Может, у меня будет меньше проблем, чем я думал.

Майлз запустил руки в волосы. - Айвен... а для тебя не составит проблему начать рассказ с самого начала. Если допустить, что здесь было какое-то начало.

- А, ну да, - думаю, о большом переполохе ты не знаешь.

- О переполохе? Айвен, ты принес мне первую весточку с тех пор, как мы покинули Колонию Бета. Блокада, сам понимаешь, - хотя ты, похоже, просочился сквозь нее, как дым.

- Ну, она оказалась умным стреляным воробьем, надо отдать ей должное. Никогда не думал, что женщины постарше могут...

- Так что насчет переполоха? - Майлз поспешно вновь направил разговор в нужное русло.

- Ах, да. Ну вот. В первом рапорте, который пришел нам с Беты, говорилось, что ты похищен каким-то типом, дезертировавшим со Службы...

- О Боже! Моя мать... а отец...

- Будь уверен, они здорово разволновались, хотя твоя мать все твердила, что с тобой Ботари, а потом кто-то из посольства наконец догадался поговорить с твоей бабушкой Нейсмит, а она сказала, что вовсе ты не похищен. Это несколько успокоило твою мать, и она... гм... осадила твоего отца. В общем, они решили подождать последующих донесений.

- Слава Богу!

- Ну, а следующее донесение было от здешнего разведагента из локального пространства Тау Верде. Никто не пожелал мне сообщить, о чем там шла речь - ну, я хотел сказать "сообщить моей матери", что, если подумать, довольно разумно. Зато капитан Иллиан двадцать шесть часов в сутки метался по кругу между особняком Форкосиганов, Императорским дворцом, генштабом и Замком Форхартунг. И то, что вся их информация была трехнедельной давности, не очень-то способствовало...

- Замком Форхартунг? - пробормотал удивленный Майлз. - А Совет графов-то тут при чем?

- Этого и я тоже обосновать не могу. Но графа Анри Форволка трижды вытаскивали с занятий в Академии - присутствовать на закрытых комитетских заседаниях Совета. Ну, я и зажал его в угол... похоже, ходят совершенно фантастические слухи, что ты здесь в Тау Верде собираешь свой собственный наемный флот, и никто не знает, зачем. По крайней мере, я думал, что это фантастические слухи... - Айвен обвел взглядом маленькую больничную палату, подразумевая весь корабль в целом. - Короче, твой отец и капитан Иллиан наконец решили послать сюда курьерский корабль для расследования.

- Послать через Бету, как я понимаю? Кстати, когда ты там был, тебе не случалось сталкиваться с типом по имени Тав Калхун?

- О, да, этот чокнутый бетанец! Все время околачивается возле посольства Барраяра. У него ордер на твой арест, и он им машет перед лицом каждого входящего или выходящего из посольства, кого ему удается заловить. Внутрь охрана его больше не впускает.

- Ты и в самом деле говорил с ним?

- Коротко. Сказал ему, что есть слух, будто ты отправился на Кшатрию.

- Что, вправду есть?

- Нет, конечно. Просто это самое удаленное место, какое я смог вспомнить. Люди одного клана, - самодовольно произнес Айвен, - должны держаться друг друга.

- Спасибо... - Майлз задумался. - Да, я поразмышляю над этим. - Он вздохнул. - Тогда, полагаю, самое лучшее, что мы можем сделать - это дождаться твоего капитана Димира. Он, по крайней мере, сможет доставить нас домой - уже минус одна проблема... - Майлз поглядел на кузена. - Я все потом объясню, а сейчас мне нужно знать одно: сможешь ты какое-то время подержать язык за зубами? Никто не должен узнать, кто я на самом деле. - Тут его потрясла ужасная мысль. - Ты ведь не собирался искать меня по настоящему имени?!

- Нет-нет, только как Майлза Нейсмита, - заверил его Айвен. - Мы знали, что ты путешествуешь с бетанским паспортом. И вообще, я здесь оказался только вчера вечером, и практически первым человеком, которого я встретил, была Елена.

Майлз облегченно выдохнул и обернулся к Елене: - Ты говорила, Баз вернулся? Мне нужно его увидеть.

Она кивнула и вышла, обойдя Айвена по широкой дуге.

- Жалко было услышать насчет старика Ботари! - заметил Айвен, когда она покинула каюту. - Кто бы мог подумать, что он погибнет при чистке собственного оружия, через столько-то лет... Однако тут есть своя светлая сторона - наконец у тебя есть возможность наверстать упущенное с Еленой, и он не будет больше дышать тебе в затылок. Не такая уж и смертельная потеря!

Майлз осторожно выдохнул, голова у него кружилась от ярости и горечи воспоминания. Айвен не знает, напомнил он себе. Не может знать... - Айвен, в один прекрасный день кто-нибудь вытащит оружие и пристрелит тебя на месте, и ты умрешь с недоуменным воплем: "А что я такого сказал?"

- А что я такого сказал? - возмущенно переспросил Айвен.

Прежде чем Майлз успел углубиться в подробности, вошел Баз, по обоим флангам которого располагались Танг с Осоном, а замыкала процессию Елена. В помещении стало тесно. Все пришедшие по-дурацки заулыбались. Баз триумфально размахивал в воздухе какими-то пластиковыми листками. Он светился от гордости, словно маяк, и в нем с трудом можно было узнать того самого человека, которого Майлз пять месяцев назад обнаружил прячущимся в мусорной куче.

- Хирург сказал, чтобы мы не задерживались у вас надолго, милорд, - обратился он к Майлзу, - но, думаю, вот это вполне сойдет за пожелания скорейшего выздоровления.

Услышав это титулование, Айвен слегка вздрогнул и принялся украдкой пристально всматриваться в инженера.

Майлз взял отпечатанные листки. - А как задание - вам удалось его выполнить?

- Точно, как часы - ну, не совсем, была пара неприятных моментов на вокзале... вы бы видели, какая у них тут на Тау Верде железная дорога! Изумительная техника. Барраяр кое-что потерял, прямиком пересев с лошадей на флаеры.

- Задание, Баз!

Инженер просиял: - Взгляните-ка! Это расшифровки последних депеш, которыми обменялись адмирал Оссер и пеллианское высшее командование.

Майлз принялся читать. Прошло несколько секунд, и он тоже заулыбался: - Да-а... Я так понимаю, адмирал Оссер замечательно владеет бранным словом, когда он... э-э... раздражен. - Он встретился взглядом с Тангом. Глаза Танга сверкали от удовольствия.

Айвен вытянул шею. - А что это? Елена рассказала мне о том, как вы выкрали их зарплату. Я так понимаю, вам удалось к тому же испортить их систему электронного перечисления денег. Но я не понимаю - неужели пеллиане не могут просто заново им заплатить, когда обнаружат, что оссеровский флот не получил денег?

Улыбка Майлза стала волчьим оскалом. - О, нет, они их получили - в восемь раз больше! И теперь, - как, кажется, сказал один земной генерал, - "сам Бог предает их в мои руки". После того, как пеллианам четыре раза подряд не удалось переправить оплату наличными, они потребовали, чтобы им вернули электронную переплату. А Оссер, - Майлз еще раз взглянул на листки, - отказывается. Категорически. Это было самой хитрой частью - точно высчитать сумму переплаты. Слишком мало - пеллиане бы все так и оставили. Слишком много - и даже Оссер почувствовал бы, что вышел за рамки, и вернул бы деньги. Но сумма оказалась точно какой нужно, - со счастливым вздохом он откинулся обратно на подушки. Отдельные оссеровские фразы надо бы зафиксировать в памяти, решил он. Они уникальны.

- А это вам тоже понравится, адмирал Нейсмит, - выпалил Осон, которого распирало от новостей. - За два последних дня четверо независимых капитанов-владельцев из оссеровского флота забрали свои корабли и ушли через П-В туннель за пределы локального пространства Тау Верде. Судя по передачам, которые мы перехватили, не думаю, что они вернутся обратно.

- Великолепно, - выдохнул Майлз. - Отлично сработано...

Он поглядел на Елену. Испытываемая ею гордость была настолько сильной, что даже изгнала из ее взгляда остатки боли. - Как я и думал - перехват этого четвертого платежа был жизненно важен для успеха операции. Отлично сработано, коммандер Ботари! Она взглянула на него в ответ, помолчала. - Нам недоставало тебя, Майлз. У нас... большие потери.

- Я это предвидел. Пеллиане должны были к тому времени были нас поджидать... - он глянул на Танга, который жестом показывал Елене едва заметное "ш-ш!" - Что, намного хуже, чем мы рассчитывали?

Танг покачал головой: - В некоторые моменты я был готов поклясться, что она просто не знает, что мы разбиты. Бывают ситуации, когда невозможно призывать наемников следовать за собой...

- Я ни кого не призывала следовать за мной, - сказала Елена. - Они шли сами. - И добавила шепотом, чтобы слышал только Майлз: - Я думала, таким и должен быть абордажный бой. Не знала, что он не обязан быть так ужасен.

Майлз встревоженно поглядел на Танга; тот ответил: - Мы заплатили бы гораздо дороже, если бы она не стала настаивать, что вы передали ей командование, и не отказалась отступать, когда я приказал. Тогда мы заплатили бы много, а не получили бы ничего - думаю, удельная цена вышла бы бесконечно большой. - Танг с одобрением кивнул Елене, она степенно ответила тем же. Айвен выглядел совершенно ошеломленным.

Из коридора донесся приглушенный спор - слышались голоса Торна и хирурга. Торн говорил: ... Вы должны. Это крайне важ...

Торн ворвался в палату, увлекая за собой протестующего хирурга. - Адмирал Нейсмит! Коммандер Танг! Оссер здесь!

- Что?!

- Со всем своим флотом - или что там от него осталось. Стоят на границе зоны обстрела. Он запросил разрешение на швартовку флагмана к станции.

- Не может быть! - произнес Танг. - Кто тогда охраняет П-В туннель?

- Вот именно! - завопил Торн. - Кто? - Они уставились друг на друга, воодушевленные дикой, невозможной догадкой.

Майлз вскочил на ноги, борясь с волной головокружения и вцепившись в простыню. - Принесите мою одежду, - четко проговорил он.

***

"Вылитый ястреб - вот самое подходящее слово для адмирала Оссера", решил Майлз, глядя на него. Седеющие волосы, крючковатый нос и яркие, пронзительные глаза, сосредоточенные теперь на Майлзе. Он умеет глядеть тем самым взглядом, под которым младшие офицеры принимаются вспоминать, в чем же они провинились, подумал Майлз. Сам он выдержал этот взгляд и одарил настоящего адмирала наемников медленной улыбкой, прямо там, в причальном отсеке. Резкий, холодный рециркулированный воздух пощипывал в ноздрях, словно химический стимулятор. "А ты, конечно, от него балдеешь".

Оссера сопровождали с обеих сторон три наемных капитана, два капитана-владельца и их заместители. Майлз притащил за собой весь штаб дендарийцев, Елена шла по правую руку от него, Баз - по левую.

Оссер смерил его взглядом. - Проклятие, - пробормотал он, - Проклятие... - Он не протянул руки, а остановился и заговорил с хорошо продуманными, отрепетированными модуляциями в голосе: - С того дня, как вы появились в локальном пространстве Тау Верде, я чувствовал ваше присутствие. В поведении фелициан, в тактических ситуациях, оборачивающихся против меня, в лицах моих собственных людей... - он скользнул взглядом по сладко улыбающемуся Тангу, - даже в действиях пеллиан. Мы слишком долго сражались вслепую, на расстоянии друг от друга - мы двое...

Глаза Майлза округлились. "Бог ты мой, неужели Оссер собирается вызвать меня на бой один на один?! Сержант Ботари, на помощь!" Он вздернул подбородок и промолчал.

- Я не считаю, что нужно длить агонию, - сказал Оссер. - Чем наблюдать, как вы зачаровываете остатки моего флота - одного человека за другим... пока я еще владею флотом, который могу вам предложить... я так понял, что Дендарийские Наемники нуждаются в пополнении?

Майлзу потребовалось мгновение, чтобы осознать, что он только что слышал одно из самых высокомерных согласий на капитуляцию во всей истории. "О да, мы будем великодушны, чертовски великодушны..." Майлз протянул руку. Оссер принял ее.

- Адмирал Оссер, вы проникли в суть ситуации. Здесь есть помещение, где мы могли бы проработать ее детали наедине...

Генерал Халифи и несколько фелициан наблюдали за этим, стоя в отдалении, на верхнем ярусе над причальным отсеком. Майлз встретился с Халифи взглядом. "По крайней мере, данное тебе слово я выполнил."

Майлз двинулся через широкое пустое пространство, и вся толпа - теперь до единого человека дендарийцы, - вереницей потянулась за ним. Ну вот, подумал Майлз, гаммельнский крысолов завел всех крыс в реку (тут он оглянулся), а детей - в золотую гору. А что бы он стал делать, если бы дети и крысы перемешались так, что невозможно было их разделить?