Статуэтки и светильники из бронзы. Светильники из бронзы.

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
СОЛДАТ-НЕДОУЧКА

(Lois McMaster Bujold, "The Warrior's Apprentice",1986)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 29.05.2001

Глава 20

<< Назад    Вперед >>

Бетанский вечер был жарким, даже под силовым куполом, защищавшим пригород Силики. Майлз потрогал серебристые кружки посреди лба и на висках, молясь о том, чтобы они не отклеились от пота. Он только что прошел бетанскую таможню по поддельному удостоверению фелицианского пилота; ему не пошло бы на пользу, если бы якобы пилотские имплантаты сползли ему на нос.

Украшенные цветной подсветкой, ухоженные бонсай (акации и мескитовые деревья) обступили низкий купол - пеший вход в бабушкины апартаменты. Старая постройка датировалась более ранним временем, чем общее силовое поле, и поэтому все ее помещения располагались под землей. Майлз взял Элли Куинн под руку и похлопал по ладони:

- Мы почти на месте. Здесь две ступеньки вниз... Бабушка вам понравится. Она руководит обслуживанием реанимационной техники в госпитале Университета Силики - и она точно знает, с кем посоветоваться, чтобы работа была выполнена как надо. А вот здесь дверь...

Айвен, все еще сжимающий свой саквояж, шагнул внутрь первым, Прохладный воздух внутренних помещений ласково тронул лицо Майлза, и он испытал облегчение от того, что по крайней мере больше не нужно заботиться об этих липовых разъемах. Прохождение таможни с фальшивым удостоверением личности вымотало ему все нервы, но воспользоваться своим настоящим значило бы гарантированно завязнуть в бетанском судебном разбирательстве, что повлекло бы за собой бог знает какие задержки. А время поджимало.

- Лифтовая шахта здесь... - начал Майлз объяснять Элли - и тут же, подавившись проклятием, отпрянул в сторону. Из лифта в холл вышел тот самый человек, с которым Майлзу меньше всего хотелось бы встречаться за время своей рискованной остановки на планете.

При виде Майлза у Тава Калхуна глаза полезли из орбит, а лицо приобрело кирпично-красный оттенок. - Ты!! - закричал он. - Ты... Ты... Ты... - заикаясь и теряя дар речи, он двинулся на Майлза.

Майлз попытался дружески улыбнуться: - О, добрый вечер, мистер Калхун. Как раз с вами я намеревался повидаться...

Калхун вцепился в куртку Майлза. - Где мой корабль?

Майлз, распластанный спиной по стене, вдруг почувствовал себя очень одиноким без Ботари. - Ну, с кораблем есть небольшая проблема... - успокаивающе заговорил он.

Калхун тряхнул его. - Где он? Что вы с ним сделали, болваны?

- Боюсь, он застрял на Тау Верде. Повреждение тяг Неклина. Но я привез ваши деньги, - он попытался жизнерадостно кивнуть.

Хватка Калхуна не ослабла. - К твоим деньгам я не притронусь даже тяговым лучом! - рявкнул он. - Я бесконечно бегаю туда-сюда, мне лгут, за мной следят, перехватывают сообщения с моего комм-пульта, барраярские ищейки допрашивают моих служащих, мою подружку, ее жену... я все выяснил насчет этих никчемных земель, ты, мутантик, - и я жажду крови. Ты отправишься на лечение, потому что я прямо сейчас вызываю Службу безопасности!

Элли Куинн издала жалобное бормотание, которое натренированное ухо Майлза перевело как: "Что происходит?"

Калхун, до того не замечавший ее в полумраке, подскочил на месте, содрогнулся, и, развернувшись на каблуках, выпалил Майлзу: - Не двигаться! Это гражданский арест! - И направился к общественному комм-пульту.

- Хватай его, Айвен! - завопил Майлз.

Калхун вывернулся из хватки Айвена. Его рефлексы оказались быстрее, чем Майлз ожидал от человека столь дородного. Элли Куинн, склонив голову к плечу, двумя плавными шагами скользнула ему наперерез на полусогнутых ногах. Ее руки нащупали его рубашку. Какое-то ошеломительное мгновение они кружили, словно пара танцоров, и вдруг Калхун исполнил захватывающий кувырок. Он рухнул на спину на выложенный плиткой пол вестибюля. Дыхание со свистом вылетело из его рта. Элли, уже сидящая, развернулась, придавила ему шею коленом и захватом вывернула руку.

Айвен, чья цель больше не двигалась, принял эстафету и довел до конца этот неожиданный захват. - Как вы это сделали? - спросил он Элли, с изумлением и восхищением в голосе.

Она пожала плечами. - Привыкла тренироваться не глядя, - пробормотала она. - Обостряет равновесие. И сработало.

- Что нам с ним делать, Майлз? - спросил Айвен. - Может ли он и вправду тебя арестовать, даже если ты предложишь ему плату?

- Словесное оскорбление! - прохрипел Калхун. - Оскорбление действием!

Майлз одернул куртку. - Боюсь, что так. В этом контракте были кое-какие особые условия мелким шрифтом... слушай, здесь на втором уровне есть дворницкий чулан. Спустим-ка лучше его туда, пока здесь никто не появился.

- Похищение, - пробулькал Калхун, пока Айвен волок его к лифтовой шахте.

В просторном дворницком чулане они нашли моток провода. - Убийство! - пронзительно завизжал Калхун, когда они приблизились к нему с проводом в руках. Майлз заткнул ему рот кляпом; Калхун обморочно закатил глаза. К тому времени, как они закончили обматывать его - на всякий случай - множеством витков и узлов, управляющий мусорщиками стал напоминать ярко-оранжевую мумию.

- Саквояж, Айвен, - приказал Майлз.

Кузен открыл саквояж, и они принялись заталкивать под рубашку и пояс саронга Калхуна пачки бетанских долларов.

- ... тридцать восемь, тридцать девять, сорок тысяч, - отсчитывал Майлз.

Айвен почесал в затылке - Знаешь, что-то в этом есть старомодное...

Калхун завращал глазами и упрямо замычал. Майлз на минуту освободил его от кляпа.

- ... и плюс десять процентов! - пропыхтел Калхун.

Майлз водворил кляп на место и отсчитал еще четыре тысячи долларов. Саквояж стал теперь куда легче. Чулан они за собой заперли.

***

- Майлз!! - Бабушка с восторгом кинулась к нему. - Слава Богу, капитан Димир все-таки нашел тебя! В посольстве все ужасно беспокоились. Корделия говорит, твой отец считал, что не сможет в третий раз перенести дату слушания в Совете графов... - Она осеклась, увидев Элли Куинн. - О, мой Бог...

Майлз представил Айвена и торопливо сказал, что Элли - его друг с далекой планеты, у которой здесь нет ни связей, ни места, чтобы остановиться. Он быстренько в общих чертах объяснил, что надеялся оставить раненую наемницу в бабушкиных руках. Миссис Нейсмит тут же с этим смирилась, лишь заметив: - Еще одно пригретое тобой бездомное существо. - "Благослови тебя Бог!" - мысленно произнес Майлз.

Бабушка отвела всю компанию в гостиную. Майлз сел на кушетку и вздрогнул от боли при воспоминании о Ботари. Интересно, станет или когда-нибудь смерть сержанта, словно шрамы ветеранов, отзываться застарелой болью на каждое изменение погоды?

И словно вторя его мыслям, миссис Нейсмит произнесла: - А где сержант, где Елена? Отчитываются в посольстве? Я удивилась даже тому, что тебе позволили навестить меня. По лейтенанту Кроуи у меня сложилось такое впечатление, что тебя собираются затолкать тебя на борт летящего к Барраяру скоростного курьера в ту же секунду, как наложат на тебя руки.

- Мы еще не были в посольстве, - беспокойно сознался Майлз. - Мы отправились прямо сюда.

- Говорил я тебе: первым делом мы должны были доложиться, - сказал Айвен. Майлз отрицательно помахал рукой.

Теперь бабушка посмотрела на него сосредоточенно и проницательно. - Что не так, Майлз? Где Елена?

- Она в безопасности, - ответил Майлз, - но не здесь. А сержант погиб два... почти три месяца назад. Несчастный случай.

- Ох, - произнесла миссис Нейсмит. Несколько секунд она сидела молча, успокаиваясь. - Признаюсь, я никогда не понимала, что твоя мать находит в этом человеке, но я знаю, что ей горько будет его не хватать... Ты не хочешь позвонить отсюда лейтенанту Кроуи? - Она кивнула, глядя на Майлза, и добавила: - Так вот где ты был последние пять месяцев! Готовился быть пилотом скачкового корабля? Не думаю, что стоило из этого делать тайну; Корделия наверняка бы тебя поддержала...

Майлз смущенно потрогал серебристый кружок. - Это фальшивка. Я взял взаймы удостоверение у скачкового пилота, чтобы пройти таможню.

- Майлз... - она нетерпеливо сжала губы, и от беспокойства вертикальные морщинки между ее бровями сделались глубже. - Что происходит? Это все больше и больше имеет отношение к вашей ужасной барраярской политике?

- Боюсь, что так. Скажи скорее - что было слышно из дома с тех пор, как улетел Димир?

- Судя по словам твоей матери, тебя планируют призвать к ответу в Совете Графов по некоему сфабрикованному обвинению в измене, причем очень скоро.

Майлз коротко кивнул Айвену - "ну, что я говорил?"; тот принялся грызть ноготь на большом пальце.

- Очевидно, там была масса закулисных маневров - я не поняла и половины из ее сообщения на диске. Уверена, только барраярец может разобраться в том, как работает ваше правительство. По логике, оно должно было рухнуть много лет назад... В любом случае, большая часть сообщения вертелась вокруг идеи замены обвинения в измене по нарушению какого-то закона Форлопулоса обвинением в измене ввиду намерения узурпировать трон Империи.

- Что?! - Майлз взвился на ноги. Его окатило горячей волной ужаса. - Это же совершенное безумие! Я не хочу работу Грегора! Они что, думают, я из ума выжил? Во-первых, тогда мне пришлось бы получить в свое командование всю Имперскую Службу, а не только какой-то вшивый флот вольных наемников...

- Хочешь сказать, у тебя действительно есть флот наемников? - Глаза бабушки расширились. - Я-то думала, это просто дикие сплетни... Тогда в том, что говорила про обвинение Корделия, куда больше смысла...

- А что говорила мама?

- Что твоему отцу пришлось немало потрудиться, чтобы подтолкнуть графа Фор-как-его-там... никогда не могу правильно запомнить этих ваших форов...

- Фордрозду?

- Да, вот его.

Майлз с Айвеном обменялись совершенно безумными взглядами.

- ... чтобы побудить Фордрозду усилить обвинение - от меньшего к большему, покуда все думают, что он хочет как раз противоположного. Я не понимаю, что это меняет - наказание-то одно и то же?

- У отца получилось?

- Видимо, да. По крайней мере, так было две недели назад, когда прибывший вчера скоростной курьер вылетел с Барраяра.

- А-а... - Майлз принялся расхаживать взад-вперед. - А-а. Мудро, мудро. Может быть...

- Я тоже не понимаю, - пожаловался Айвен. - Узурпация - куда худшее обвинение.

- Но так уж случилось, что в нем я не виноват! Более того - это обвинение в намерениях. Все, что мне нужно для его опровержения, - это появиться там. А нарушение закона Форлопулоса - это обвинение в реальных действиях; и в этом действии, хоть такого намерения у меня не было, я виновен. Допустим, я явлюсь на суд и расскажу всю правду, как того будет требовать клятва, - мне будет значительно труднее отвертеться.

Айвен покончил с обгрызанием ногтя на большом пальце другой руки. - А что заставляет тебя думать, будто твоя виновность или невиновность повлияет на исход дела?

- Простите? - проговорила миссис Нейсмит.

- Вот поэтому я и сказал "может быть", - объяснил Майлз, - Во всем этом так чертовски много политики... как ты полагаешь, сколько голосов заранее обеспечил бы себе Фордрозда прежде, чем просто предоставил улики или доказательства? У него они должны быть, иначе он никогда бы не осмелился дать этому делу ход. Это в первую очередь.

- Ты меня спрашиваешь? - жалобно протянул Айвен.

- Тебя... - взгляд Майлза упал на кузена. - Тебя... Я абсолютно убежден, что ты и есть ключ к происходящему; если бы я мог только догадаться, как подогнать тебя к замку...

Айвен выглядел так, словно он безуспешно попытался вообразить себя в роли ключа к чему-либо. - Почему?

- С другой стороны, пока мы нигде не доложимся, Хессман и Фордрозда будут думать, что ты мертв.

- Что?! - воскликнула миссис Нейсмит.

Майлз объяснил ей про исчезновение команды капитана Димира. Он коснулся рукой имплантата у себя на лбу и добавил, уже Айвену: - И это настоящая причина наклеить вот это - не считая Калхуна, конечно.

- Кстати насчет Калхуна, - сказала бабушка, - он все время тут крутится, ищет тебя. Лучше бы тебе не попадаться ему на глаза, если ты и вправду намерен дальше маскироваться.

- Гм, - произнес Майлз, - спасибо. В любом случае, если на корабле Димира была диверсия, значит, здесь должен был быть кто-то в самом посольстве - чтобы это сделать. Тогда что помешает этому "кому-то", не желающему, чтобы я появился на суде, сделать еще одну попытку, если мы таким подходящим образом сами предадим себя в его руки, внезапно объявившись в посольстве?

- Майлз, ход твоих мыслей такой же кривой, как и твоя спина... ну, я хочу сказать... вообще, ты уверен, что не подхватил от Ботари его болезнь? Из-за тебя мне самому начинает казаться, будто у меня на спине нарисована мишень!

Майлз улыбнулся, странным образом чувствуя себя будто навеселе: - Пробуждаешься от спячки, а? - Ему казалось, что он слышит, как со щелчком распахиваются шлюзы в его сознании - один за другим, все быстрее и быстрее. Его голос сделался негромким, рассеянным. - Знаешь, если ты пытаешься застать противника врасплох и захватить помещение, полное народу, то попасть в них гораздо легче, если ты с воплем не врываешься в дверь...

Остаток визита им удалось сократить почти так, как надеялся Майлз. Они вывалили содержимое саквояжа на пол гостиной, и Майлз отсчитал несколько кучек бетанских долларов на погашение его многочисленных бетанские долгов, в том числе - и первоначальной бабушкиной "субсидию". Несколько ошеломленная бабушка согласилась выступить в качестве посредника, чтобы всех их раздать.

Самая большая куча предназначалась для нового лица Элли Куинн; Майлз разинул рот, когда бабушка привела ему приблизительную стоимость самой высококлассной операции. Когда он закончил, в руке у него осталась лишь тощая стопочка банкнот.

Айвен заржал. - Ей-богу, Майлз. да ты получил прибыль! Думаю, ты первый Форкосиган за пять поколений, которому это удалось. Должно быть, дурная бетанская кровь...

Майлз с кислым видом взвесил доллары на ладони. - Это становится чем-то вроде фамильной традиции, а? За день до того, как оставить пост Регента, отец раздал двести семьдесят пять тысяч марок, просто чтобы добиться точно такой же цифры в бюджете, что была у него шестнадцать лет назад, когда он принимал этот пост.

Айвен поднял брови. - А я и не знал.

- Почему, ты думаешь, в особняке Форкосиганов так и не поменяли крышу в прошлом году? По-моему, это единственное, о чем мать сожалела - о крыше. А в остальном для нее это было нечто вроде забавы - решать, куда бы сплавить эту сумму... И всю кучу денег отправили в детский приют Имперской Службы.

Из любопытства Майлз улучил минутку и отстучал на комм-пульте адрес валютной биржи. Фелицианские миллифениги снова были в списке. Обменный курс составлял тысячу двести шесть миллифенигов за бетанский доллар, но их по крайней мере включили в список! На прошлой неделе курс был 1,459 за доллар.

С растущим чувством нетерпения Майлз двинулся к дверям.

- Если через день мы стартуем на скоростном фелицианском курьере, - объяснил он бабушке, - то этого хватит. Тогда ты сможешь позвонить в посольство и положить конец их мучениям.

- Да. - Она улыбнулась. - Бедный лейтенант Кроуи уже уверился, что проведет остаток своей карьеры в качестве рядового, несущего службу в каком-нибудь особенно отвратительном местечке.

Майлз задержался в дверях. - Э-э... по поводу Тава Калхуна.

- Да?

- Ты припоминаешь дворницкий чулан на втором уровне?

- Смутно.

- Пожалуйста, пусть кто-нибудь обязательно заглянет туда завтра утром. Но до того времени туда не поднимайся.

- Вряд ли я мечтаю туда попасть, - тихо заверила она его.

- Пойдем, Майлз! - поторопил его Айвен, оглянувшись через плечо.

- Еще секундочку.

Майлз метнулся обратно в помещение, к Элли Куинн, все так же послушно сидевшей в гостиной. Он вложил ей в ладонь пачку оставшихся банкнот и сомкнул на пачке ее пальцы. - Боевая премия, - прошептал он ей. - Подъемные, на первое время. Вы их заслужили.

Он поцеловал ей руку и выбежал вслед за Айвеном.