риэлторская компания липецк ул неделина отзывы

Лоис Макмастер БУДЖОЛД
СОЛДАТ-НЕДОУЧКА

(Lois McMaster Bujold, "The Warrior's Apprentice",1986)
Перевод (c) - Анны Ходош (annah@thermosyn.com), ред. от 22.07.2001

Глава 6

<< Назад    Вперед >>

- Майлз, дорогой, - бабушка приветствовала его легким поцелуем в щеку, обязательным, как уставное приветствие. - Вы довольно сильно опоздали - - опять неприятности на таможне? Ты очень устал с дороги?

- Ни капельки, - Майлз покачался на пятках, тоскуя по невесомости и ничем не стесненной свободе движений. Судя по ощущению, он мог бы сейчас согласиться пробежать километров пятьдесят, или отправиться на танцы, или еще что-то подобное. Хотя отец и дочь Ботари выглядели утомленными, а Мэйхью был чуть не до зелени бледен. Пилота наскоро представили и отвели в запасную спальню в квартире миссис Нейсмит, где он смог умыться, сделать выбор между двумя пижамами - слишком просторной и слишком маленькой, - и в бессознательном состоянии рухнуть на кровать, словно оглушенный ударом кулака.

Бабушка накормила ужином тех, кто остался на ногах, и, как и рассчитывал Майлз, Елену она полюбила сразу же. В присутствии матери обожаемой графини Форкосиган на Елену напал приступ застенчивости, но Майлз был весьма уверен, что старушка вскоре ее из этого состояния выведет. Елена даже сможет подхватить от нее немножко чисто бетанского безразличия к барраярским классовым предрассудкам. Может, это облегчит ту тягостную напряженность, которая, похоже, все росла и росла между им и Еленой с тех пор, как они перестали быть детьми? Это все из-за проклятого костюма фора, что он носит, подумал Майлз. Бывали дни, когда он казался Майлзу броней - древней, бряцающей, проржавевшей и шипастой. Неудобно носить, невозможно обняться. Дать бы ей в руки консервный нож - пусть посмотрит, что за бледный, мягкий, жалкий моллюск кроется под этой блестящей раковиной. Не то, чтобы это зрелище было не столь отталкивающим... Мысли Майлза погрузились в черный водопад волос Елены, и он вздохнул. Тут он сообразил, что бабушка обращается к нему. - Прошу прощения, мэм?

- Я говорю, - терпеливо повторила бабушка, жуя, - один из моих соседей - ты его помнишь, мистер Хэтуэй, он работает в центре по переработке мусора, и я знаю, что ты познакомился с ним, когда ходил здесь в школу...

- Да, конечно.

- У него небольшая проблема, с которой ты, на мой взгляд, мог бы ему помочь, поскольку ты барраярец. Он в каком-то смысле "придержал" ее до твоего приезда, раз уж я сообщила ему, что ты скоро будешь здесь. Он думает, что если ты не очень устал, то вы могли бы пойти туда сегодня вечером, а то все это уж очень начинает беспокоить...

***

- Честно говоря, я мало что могу о нем рассказать, - сказал Хэтуэй, оглядывая пустое пространство под куполом, которое находилось на его специальном попечении. Интересно, подумал Майлз, сколько же нужно времени, чтобы привыкнуть к этой вони. - Кроме того, что он называет себя барраярцем. Время от времени он исчезает, но всегда возвращается. Я пытался уговорить его хотя бы отправиться в Приют, но ему эта идея, похоже, не понравилась. А последнее время я к нему даже приблизиться не могу. Поймите, он пока не причинил вреда никому и ничему, но полагаться на это нельзя, он ведь барраярец и все такое... ох, извините...

Хэтуэй, Майлз и Ботари осторожно пробирались по ненадежной, неровной поверхности. Странной формы предметы в мусорных кучах стремились неожиданно подвернуться под ногу, чтобы свалить неосторожного. Обломки сложной техники, ожидающие преображения в новое поколение хитроумных бетанских изобретений, поблескивали среди куда более обычного и встречающегося повсюду производимого людьми мусора.

- Ох, проклятие! - воскликнул вдруг Хатауэй. - Он вернулся и опять зажег огонь. - Завиток серого дыма поднимался в небо метрах в ста от них. - Надеюсь, на сей раз он не жжет дерево. Я просто не могу довести до его сознания, какая это ценность... ладно, так его хоть найти легко...

Низина между кучами давала иллюзию защищенного пространства. Худой темноволосый мужчина чуть моложе тридцати мрачно сгорбился над крошечным костерком, аккуратно разложенным на дне плоской параболической тарелки-антенны. Самодельный стол начинал свою жизнь как настольный компьютерный пульт, а теперь явно служил ему кухней, где стояли плоские куски пластика и металла, сейчас несущие службу тарелок и блюд. На нем же лежал, поблескивая красно-золотистой чешуей, выпотрошенный и готовый к жарке большой карп.

Темные глаза, обведенные кругами от истощения, вспыхнули, когда возвещая их приближение, клацнул металл. Человек вскочил на ноги, схватившись за что-то похожее на самодельный нож. Майлз не мог сказать, из чего этот нож сделан, но он явно неплох, раз им разделали рыбу. Рука Ботари автоматически нашарила парализатор.

- Думаю, он и есть барраярец, - прошептал Майлз Ботари. - Смотри, как двигается.

Сержант согласно кивнул. Человек держал нож особым образом, по-солдатски, прикрывая левой рукой правую, готовый не дать себя схватить или ударить острием при попытке потянуться к оружию. Казалось, эту стойку он принял бессознательно.

Хатауэй повысил голос: - Эй, Баз! Я тут привел к тебе гостей, ладно?

- Нет.

- Ну послушай! - Хэтуэй скользнул вниз с кучи обломков, подобравшись ближе, но не слишком близко. - Я ведь тебе не докучал, правда? Позволил тебе околачиваться по моему центру целыми днями, все нормально, пока ты ничего отсюда не выносишь... это же не дерево горит, правда? ох, ну ладно... На этот раз я посмотрю на это сквозь пальцы, но только хочу, чтобы ты поговорил с этими парнями. По-моему, ты мне кое-чем обязан. Согласен? Вообще-то они с Барраяра.

Баз резко перевел взгляд на Майлза с Ботари, его лицо выражало странную смесь жажды и отчаяния. Губы его беззвучно зашевелились, и Майлз прочел по ним слово - "родина". Он видит только мой силуэт, подумал Майлз, спустимся-ка вниз, там он увидит мое лицо в свете костра. Он осторожно пробрался вниз вслед за Хэтуэем.

Баз уставился на него. - Ты не барраярец, - сказал он решительно.

- Я наполовину бетанец, - ответил Майлз, не испытывая желания вдаваться в медицинские подробности прямо сейчас. - Но вырос я на Барраяре. Там моя родина.

- Родина, - прошептал тот едва слышно.

- Долгий путь ты проделал от дома. - Майлз перевернул вверх дном пластиковый корпус еще-чего-то-там (оттуда свисали провода, придавая этой штуке грустный, выпотрошенный вид) и сел сам. Ботари занял позицию выше, на куче обломков, в пределах дистанции, удобной для внезапной атаки. - Ты застрял здесь или как? Тебе, э-э... тебе не нужно помочь добраться домой?

- Нет. - Баз бросил взгляд в сторону, нахмурившись. Его костер прогорел. Он пристроил металлическую решетку кондиционера на угли и положил на нее рыбу.

Хэтуэй как завороженный взирал на эти приготовления. - Что ты собираешься делать с этим мертвым карасем?

- Съесть.

На лице Хатауэя изобразилось отвращение.

- Послушай, мистер, - тебе всего-то нужно явиться в Приют и дать занести себя в Картотеку, и ты получишь столько протеиновых ломтиков, сколько захочешь - любого вкуса, чистых, свежих, прямо из чанов. Вообще-то на этой планете никто не ест мертвых животных. Кстати, где ты взял эту рыбу?

Баз с тревогой ответил: - Вытащил из фонтана.

Хатауэй задохнулся от ужаса. - Эта выставка принадлежит зоопарку Силика! Ты не можешь съесть экспонат!

- Там их куча. Не думаю, чтобы заметили пропажу одной штуки. Я не воровал ее. А поймал.

Майлз задумчиво потер подбородок, чуть дернул головой вверх и вытащил из-под куртки зеленую бутылку пилота Мэйхью, захваченную им с собой в последнюю минуту под влиянием импульса. Баз дернулся, но расслабился, увидев, что это не оружие. Следуя барраярскому этикету, Майлз первым сделал глоток - на этот раз маленький, - вытер горлышко рукавом и предложил бутылку худому парню. - Выпьешь, к ужину-то? Неплохая штука. Утоляет голод и лечит насморк. На вкус как конская моча с медом.

Баз нахмурился, но бутылку взял. - Спасибо. - Он отхлебнул и повторил придушенным шепотом: - Спасибо!

Переложив рыбу на колпак колеса турбомашины, он сел, скрестив ноги, и принялся выбирать из рыбы кости.

- Не хочешь?

- Да нет, спасибо, только поужинал.

- Боже милостивый, да я и не подумаю...! - возопил Хэтуэй.

- О, - произнес Майлз. - Я передумал. Попробую-ка.

Баз протянул ему кусочек на острие ножа; рука Ботари дернулась. Майлз снял кусочек рыбы губами, на походный манер, и с громким чавканьем прожевал, послав сардоническую улыбку Хэтуэю. Баз махнул бутылкой в сторону Ботари.

- А твой друг?..

- Не может. Он при исполнении.

- Телохранитель, - прошептал Баз. Он снова посмотрел на Майлза с тем же странным выражением: страха и чего-то еще. - Кто ты, черт побери?

- Не тот, кого тебе стоит бояться. От кого бы ты ни прятался, это не я. Если хочешь, могу тебе дать в этом свое слово.

- Фор, - выдохнул Баз. - Ты фор.

- Ну да. А ты кто?

- Никто. - Баз быстро обгладывал рыбу. Интересно, как давно он ел в последний раз?

- В таком месте, как здесь, трудно быть никем, - заметил Майлз. - У каждого номер, каждый прикреплен к месту - не так много щелей, куда может забиться никто. Для этого нужна масса усилий и изрядная хитрость.

- Вот-вот, - подтвердил Баз, набив полный рот рыбы. - Худшее место из всех, где я бывал. Все время приходится перебираться туда-сюда.

- Знаешь, - запустил Майлз пробный шар, - посольство Барраяра поможет тебе вернуться домой, если хочешь. Конечно, деньги потом придется им выплатить, и насчет сбора долгов они весьма пунктуальны - это не контора по бесплатному подвозу желающих автостопом, - но если ты и вправду в беде...

- Нет! - Это был почти что крик, легким эхом отдавшийся по огромной арене. Баз неловко понизил голос: - Нет, я не хочу ехать домой. Рано или поздно для меня найдется что-то вроде подработки в космопорте, и я улечу отсюда в местечко получше. Что-нибудь вскоре да подвернется.

- Если хочешь найти работу, - энергично начал Хатауэй, - тебе нужно всего лишь зарегистрироваться в...

- Я поступлю, как сам захочу, - грубо оборвал его Баз.

Кусочки начали вставать на место. - Баз не хочет регистрироваться нигде, - спокойно и нравоучительно объяснил Майлз Хэтуэю: - До сего момента Баз остается тем, чего, как я считал, на Колонии Бета быть не может. Он - человек, которого нет нигде. Он проскользнул сквозь информационную сеть без малейших следов. Он никогда не прибывал сюда - никогда не проходил через таможню (а это, держу пари, чертовски искусный фокус) - и насколько можно верить компьютерам, он не ест, не спит, ничего не покупает, а также не регистрируется и не получает карточек. И скорее умрет, чем сделает это.

- Но, умоляю вас, почему? - растерянно спросил Хатауэй.

- Дезертир, - коротко высказался Ботари со своего возвышения. - Я таких навидался.

- Похоже, ты попал в точку, сержант, - кивнул Майлз.

Баз вскочил на ноги. - Вы из армейской полиции! Ах ты, ловкий маленький ублюдок!...

- Сядь, - отмахнулся Майлз, не шевельнувшись. - Я тоже никто. Только не столь умелый, как ты.

Баз заколебался. Майлз серьезно его изучал. Все удовольствие внезапно исчезло, смытое холодным душем неопределенности. - Я не думаю... старшина? нет... лейтенант?

- Да, - проворчал Баз.

- Офицер. Да. - Майлз в волнении прикусил губу. - В бою?

Баз неохотно скривился. - Формально - да.

- Гм-м. - Дезертир. Странно сверх пределов понимания: человек отдал завидное великолепие Службы за червячок страха, который, как паразит, грыз его внутренности. Бежит ли он от какого-то трусливого поступка? Или от другого преступления? Или от ошибки - какой-то ужасной, смертельной ошибки? Формально Майлз был обязан помочь армейской полиции сцапать этого парня. Но он же сегодня вечером пришел сюда помочь этому человеку, а не уничтожить его...

- Не понимаю, - произнес Хэтуэй. - Он что, совершил преступление?

- Да, и чертовски серьезное. Дезертирство в разгар битвы. - пояснил Майлз. - Если его выдадут на Барраяр, кара за дезертирство согласно букве закона - четвертование.

- То есть у него отнимут четверть имущества? - Хэтуэй пожал плечами. - Не вижу в этом ничего такого. Он уже два месяца живет у меня на помойке. Что-нибудь худшее трудно себе представить. Так в чем же дело?

- Четвертовать, - объяснил Майлз - гм... это не забирать четвертую часть чего-то. Это значит разрубить на четыре куска.

Шокированный Хэтуэй вытаращил глаза. - Но ведь это убьет его! - Он оглянулся вокруг - и увял под одинаково раздраженным взглядом всех троих барраярцев.

- Бетанцы, - с отвращением высказался Баз. - Терпеть не могу бетанцев.

Хатауэй что-то пробормотал себе под нос - Майлз уловил лишь "... кровожадные варвары".

- Если вы не из армейской СБ, - заключил Баз, снова усаживаясь на землю, - можете тоже проваливать. Вы для меня ничего сделать не в состоянии.

- Кое-что я буду вынужден сделать, - сказал Майлз.

- Это почему?

- Я... боюсь, я нечаянно оказал вам, дурную услугу, господин.. ну, свою фамилию вы тоже можете мне сказать.

- Джезек.

- Господин Джезек. Видите ли, я, м-м, сам под надзором СБ. Просто тем фактом, что встретился с вами, я подверг опасности ваше укрытие. Простите.

Джезек побледнел. - А почему армейская СБ следит за вами?

- Не армейская. Боюсь, это Имперская СБ.

Дыхание вылетело из груди дезертира, как от сокрушительного удара, кровь мгновенно отлила от его лица. Он согнулся, уткнувшись головой в колени, словно борясь с приступом дурноты. - Боже... - приглушенно проскулил он. - И уставился на Майлза. - Что ты натворил, парень?

Майлз обрезал: - Вам я такого вопроса не задавал, господин Джезек!

Дезертир пробормотал что-то вроде извинения. Я не могу дать ему знать, кто я есть, подумал Майлз, не то он пулей вылетит отсюда - и прямо в пресловутую смирительную сетку тех, кто обеспечивает мою безопасность. И даже оставайся все как сейчас, лейтенант Кроуи или его подчиненные из штата СБ барраярского посольства примутся этого парня тщательно изучать. Они в бешенство придут, когда узнают, что он - человек-невидимка. Не позже завтрашнего дня, если пропустят его через рутинную проверку. Я только что убил этого человека... нет! - Чем вы занимались на Службе, раньше? - попытался Майлз нащупать мысль, выиграть время.

- Был помощником инженера.

- Строительство? Системы вооружения?

Голос его сделался тверже: - Нет, корабельные скачковые аппараты. Иногда системы вооружения. Я пытался получить техническую работу на частных грузовиках, но большая часть оборудования, на котором меня готовили, в этом секторе устарела. Аппараты гармонических импульсов, цветовые двигатели Неклина - их тут трудно раздобыть. Мне надо бы забраться подальше, прочь от основных экономических центров.

У Майлза вырвалось короткое радостное "хм!". - А вы знаете что-нибудь про грузовики серии РГ?

- Конечно. Я обслуживал парочку таких. Двигатель Неклина. Но теперь их больше нет ни одного.

- Не совсем так, - по телу Майлза пробежала дрожь странного волнения. - Один я знаю. Он скоро собирается отправиться во фрахтовый рейс, если удастся раздобыть груз и собрать команду.

Джезек с подозрением его разглядывал. - А там, куда он отправится, нет договора с Барраяром о выдаче преступников?

- Может быть.

- Милорд, - голос Ботари был полон смятения, - вы же не думаете о том, чтобы укрывать этого дезертира?

- Ну, - голос Майлза был мягок, - формально мне неизвестно, дезертир ли он. Я просто слышал некие голословные утверждения.

- Он в этом признался.

- Бравада, может быть. Или извращенный снобизм.

- Вы жаждете сделаться вторым лордом Форлопулосом? - сухо спросил Ботари.

Майлз рассмеялся и вздохнул. Уголок рта База дернулся. "Дайте и мне понять смысл этой шутки", взмолился Хэтуэй.

- Это снова барраярский закон, - разъяснил Майлз. - Наши судьи не очень-то расположены к людям, которые соблюдают букву закона и нарушают его дух. Классическим прецедентом было дело лорда Форлопулоса с его двумя тысячами поваров.

- Он владел сетью ресторанов? - спросил Хэтуэй, пытаясь найти хоть какую-то опору. - Только не говорите мне, что это на Барраяре тоже незаконно...

- О, нет. Это было в конце Периода Изоляции, почти сто лет назад. Император Дорка Форбарра создавал централизованное государство и сокрушал власть графов как суверенных правителей - и за это шла гражданская война. Одной из главных вещей, сделанных Доркой, была ликвидация частных армий, которые графы содержали, как это называлось на старой Земле, "за довольствие и жалование". Каждого графа ограничили двадцатью человеками вооруженной свиты - просто телохранителями.

- Ну, а у лорда Форлопулоса шла междоусобица с несколькими соседями сразу, для чего ему этой доли явно не хватало. А посему он и нанял две тысячи так называемых поваров и послал их нападать на своих врагов. Вооружая их, он проявил немалую изобретательность: мясницкие тесаки вместо коротких мечей и так далее. Тогда было множество ветеранов, только что потерявших службу и ищущих другую, и они не были слишком горды, чтобы не соглашаться... - глаза Майлза весело поблескивали.

- Естественно, император воспринял это по-своему. Дорка выступил в поход на Форлопулоса со своей регулярной армией - к тому времени единственной на Барраяре - и арестовал того за измену. А наказанием за нее было - и остается по сей день - позорный столб и смерть от голода. Так что человек с двумя тысячами поваров был приговорен к голодной смерти на Главной Площади в Форбарр-Султане. Подумать только, всегда говорили, что у Дорки Форбарры нет чувства юмора...

Ботари мрачно улыбнулся, Баз фыркнул. Хэтуэй издал куда более фальшивый смешок. - Прелестно, - пробормотал он.

- Но конец у этой истории счастливый, - добавил Майлз, и Хэтуэй просветлел. - Примерно в это же время к нам вторглись цетагандийцы, и лорда Форлопулоса отпустили.

- Кто, цетагандийцы? Повезло...

- Да нет, сам император Дорка, чтобы тот сражался с цетагандийцами. Видите ли, его не простили, просто отложили исполнение приговора. А когда Первая Цетагандийская война закончилась, ему пришлось бы подвергнуться наказанию в полной мере. Но он погиб в бою, сражаясь, так что его смерть в конце концов была почетной.

- Это и есть счастливый конец? - Хэтуэй пожал плечами. - Да уж...

Тут Майлз заметил, что Баз снова замолчал и ушел в себя. Майлз для пробы улыбнулся ему, и тот ответил улыбкой, делающей его лицо моложе. Майлз принял решение.

- Господин Джезек, я собираетесь сделать вам одно предложение, а вы можете принять его или отвергнуть. Корабль, о котором я упомянул, это РГ-132. Скачкового капитан-пилота зовут Арди Мэйхью. Если вы можете исчезнуть - по-настоящему исчезнуть - на следующие пару дней, а потом связаться с ним в космопорте Силика, пилот будет знать, что должен предоставить вам койку на борту улетающего корабля.

- Зачем вы вообще помогает мне, господин... лорд...

- Для практических целей я пользуюсь словосочетанием "господин Нейсмит". - Майлз пожал плечами. - Назовите это причудой - люблю видеть, как человек получает второй шанс. Дома от таких вещей не очень-то в восторге.

При слове "дома" глаза База молча зажглись в ответ. - Ладно, приятно было услышать родной выговор, хоть на короткое время. Так что, может, я и поймаю вас на слове, - тут он вспомнил, что отвечать прямо не стоит, - а может, и нет.

Майлз кивнул, забрал назад свою бутылку, махнул Ботари и удалился. Они пробирались обратно через территорию центра переработки мусора, под ногами у них что-то то и дело приглушенно звякало. Когда Майлз оглянулся, Джезек был уже тенью, растворившейся возле противоположного выхода.

Майлз заметил, как глубоко нахмурился сержант Ботари. Он криво улыбнулся и поддал ногой контрольную оболочку какого-то выброшенного на свалку промышленного робота, наподобие скелета валявшуюся поперек кучи прочих обломков. - Ты хотел бы, чтобы я его сдал? - тихо спросил он. - Хотя ты службист до мозга костей - думаю, хотел бы. Не сомневаюсь, отец мой хотел бы тоже - до того он одержим идеей всепоглощающей власти закона, не важно, насколько ужасны ее последствия.

Ботари замер. - Не... не всегда, милорд. - И он снова погрузился в молчание, на это раз неожиданно нейтральное.

***

- Майлз, - прошептала Елена, завернув к нему ночью по дороге из ванной в спальню, которую она делила с госпожой Нейсмит, - почему ты не идешь в постель? Почти утро.

- Не спится. - Майлз ввел еще один запрос в бабушкин комм-пульт. Он и вправду чувствовал себя свежим и неестественно бодрым. Это было кстати, раз уж он вплотную занялся коммерческой информационной сетью чудовищной сложности. Похоже, на девяносто процентов успех здесь зависел от того, правильный ли вопрос ты задаешь. Мудрено, но после нескольких часов работы он, кажется, в этом наловчился. - Кроме того, в запасной спальне расположился Мэйхью, а я обречен спать на кушетке.

- Я думала, кушетка досталась отцу.

- Он мне ее уступил, с эдакой улыбочкой мрачного ликования. Он ее ненавидит. Он спал на ней все то время, что я учился в здешней школе. И возлагает на эту кушетку вину за все спазмы и боли в спине и пояснице, какие у него с тех пор случались, даже два года спустя. Нет-нет, и быть не может, что это преклонный возраст к нему подступает...

Елена подавилась смешком. Она склонилась через плечо Майлза, вглядываясь в экран. Свечение экрана посеребрило ее профиль; запах ее волос, упавших на лицо, заставлял его голову кружиться. - Нашел что-нибудь? - спросила она.

Майлз ввел три неверных запроса подряд, чертыхнулся и заставил себя сосредоточиться. - Ага, думаю, да. Здесь нужно брать в расчет куда больше факторов, чем я считал сперва. Но, думаю, я кое-что нашел... - он снова вызвал обнаруженные им данные и ткнул пальцем сквозь картинку. - Вот он, мой первый груз.

На экране показалась длиннющая грузовая декларация. - Сельскохозяйственное оборудование, - разобрала Елена. - Закуплено для... а где эта Фелиция?

- Это на Тау Верде-IY, где бы эта самая Тау Верде ни была. Четырехнедельный рейс - я тут подсчитал стоимость горючего, припасов и вообще всяческого обеспечения - от запчастей до туалетной бумаги. Хотя интересно не это. Самое интересное в том, что с этим грузом я смогу и окупить рейс, и выплатить свой долг Калхуну задолго срока истечения моего векселя. - В его голосе послышалась неловкость. - Боюсь, я, гм... слегка недооценил время, которое понадобится РГ-132, чтобы доставить достаточно грузов для покрытия моего векселя. Здорово недооценил. Весьма здорово. А это плохо. Когда я сложил все реальные цифры, то обнаружил, что отправить судно в рейс стоит куда дороже, чем я рассчитывал. А вот сколько они предлагают за транспортировку груза, - Майлз указал на цифру. - Оплата при доставке, на Фелиции. И груз готов к отбытию немедленно.

Она наморщила брови, испуганная и озадаченная: - Оплатить весь корабль за один рейс? Так это же чудесно! Но...

- Что "но"? - усмехнулся Майлз.

- Но почему никто до сих пор не ухватился за этот груз? Похоже, он уже долгое время лежит на складе.

- Умная девочка, - пропел он ободряюще. - Дальше.

- Я вижу, они платят только по доставке груза. Но, может, это нормально?

- Да-а... - протянул он. - И что еще?

Она поджала губы. - Тут что-то странное.

- Конечно. - Майлз прищурился. - Что-то, как ты выразилась, странное.

- Я что, обязана догадываться? Если ты заставишь меня это делать, я лучше пойду в постель...- Елена подавила зевок.

- А-а. Ладно: в настоящий момент Тау Верде IY является зоной военных действий. Похоже, там разворачивается планетарная война. Одна из сторон заблокировала местный п-в-туннель - не своими собственными силами, местечко это вроде бы промышленно отсталое, - а пригласив для этого наемный флот. Так почему же этот груз столько времени гниет на складе? Потому что ни одна из больших транспортных компаний не повезет груз в зону военных действий, там страховка недействительна. Мелких независимых дельцов это тоже касается. А вот меня - нет, поскольку я не застрахован. - Майлз ухмыльнулся.

Елена выглядела сомневающейся. - А это разве опасно - пересекать линию блокады? Если не противодействовать задержанию и досмотру...

- В данном случае думаю - да. Груз-то случайно оказывается адресован другой стороне в этой драчке.

- И наемники его конфискуют? Я хочу сказать, комбайны-роботы, или что там, нельзя классифицировать как контрабанду - или они не обязаны мириться с межзвездными соглашениями?

Майлз потянулся, продолжая улыбаться. - Ты почти угадала. Что самое известное из экспорта Колонии Бета?

- Ну, разумеется, высокие технологии. Оружие и системы вооружения... - Ее осторожность переросла в испуг. - Ой, Майлз...

- "Сельскохозяйственное оборудование", - хихикнул он. - Готов поспорить! К тому же здесь имеется некий фелицианин, заявляющий, что он агент закупившей оборудование компании. Вот вам еще одна подсказка - наличие человека, который лично будет присматривать в дороге за грузом. Первым делом я собираюсь повидаться с ним этим утром - как можно раньше, как только проснется сержант. И Мэйхью - лучше бы взять и его...