Интервью с Лорел Гамильтон, 2002

ИНТЕРВЬЮ ДЕЛЬ РЕЙ с ЛОРЕЛ ГАМИЛЬТОН, 2002
К выходу романа "Ласка сумрака" (Мерри Джентри - 2)

Перевод (С) Cara, 2002

 

- Вам, должно быть, приятно, что первая книга из серии о Мередит Джентри, "Поцелуй теней", сразу же попала в рейтинг бестселлеров Нью-Йорк Таймз! Подобный успех – это мечта любого писателя. Было ли это мечтой, когда Вы начинали писать? И как успех изменил Вас, если изменил?

- Мне никогда в голову не приходило думать об этом. Я не верю, что писатель может со своей первой же книгой попасть в рейтинг Таймза. К моменту, когда я занялась своей второй серией, моя первая серия – про Аниту Блейк, уже завоевала успех, так что я надеялась, что это станет дополнительной поддержкой. Я была в восторге, когда это случилось. Изменил ли меня успех? Ну, он не изменил то, что я пишу, как или о чем. Я недели две была в эйфории по поводу того, что попала в рейтинг во второй раз. Я позволила этому захватить меня целиком. Но затем мне пришлось вернуться к работе. И я поняла, как такой успех может сбить писателя с толку.

- Одно из достоинств Вашей серии про Аниту Блейк – это то, что в каждой книге Вы повышаете ставки. И дело не только в том, чтобы превзойти себя, придумать монстров пострашнее или описать более изощренный секс (хотя есть и это тоже), дело скорее в том, что вы шире открываете этот необыкновенный мир, и идете вместе с читателем и Анитой все дальше. Мы не были уверены, что у Вас получится это с Мерри и ее другим миром, но мы счастливы сообщить поклонникам, что Вы действительно справились. Не выдавая секретов мастерства, скажите – то, как вы исследуете свои характеры и ситуации, в которые они попадают в каждой книге, происходит естественно, или Вы это старательно планируете и придумываете до того, как начать писать книги?

- Для каждой книги я сначала создаю сюжет. В случае с Мерри, я продумала уже всю серию. Но то, как я попадаю из пункта А в пункт Б обычно здорово удивляет и меня, и читателя. Когда я знаю, что персонажу предстоит сделать важный выбор, за которым последуют изменения в отношениях, возможно, навсегда, я пишу несколько вариантов сцен с разными принятыми решениями. Как в одной из книг "Выбери свое приключение", но выбор делают персонажи. И вся сюжетная линия развивает в зависимости от выбора персонажей, как в реальной жизни, когда мы принимаем решения. Я думаю, что если мир достаточно близок к реальному, а персонажи – достаточно живые, то погружение в этот мир – дело естественное, и происходит в процессе написания книги.

- Возвращаясь к вопросу о том, чтобы превзойти саму себя. Чувствуете ли вы давление к этому – от поклонников, от издателя или от самой себя? Я могу представить, что такое давление, независимо от источника, может быть и благословением, и проклятьем.

- Те две недели, когда я радовалась тому, что попала в рейтинг, я позволила такому давлению повлиять на меня. Несколько недель я позволила мнениям и запросам других людей вмешаться в то, что я пишу. Но потом я отбросила мысли о славе и реакции поклонников. И что действительно изменилось – я перестала читать отзывы. Годы я была счастлива, когда читала хороший отзыв, и страшно расстраивалась, когда он был плохим. И со временем они стали сильно действовать на меня. Так что пришлось перестать их читать.

- Вы упомянули два основных влияния, которые вдохновляли молодую Лорел К. Гамильтон, чтобы она стала писательницей. Для всех, кто читал Ваши книги, очевидно, что Вам нравятся детективы и фантастика. Но удивительно было узнать, что Вас так же вдохновляли книги Роберта Говарда, писателя, который создал Конана-Варвара. Почему Говард?

- Потому что это был первый автор их тех, кого я читала, у которого смешались фэнтези и ужасы. Я читала Говарда задолго до того, как начала читать Стивена Кинга, Энн Райс, Г.П. Лавкрафта или Эдгара По. У Говарда в произведениях есть живая энергия: его персонажи и мир будто настоящие. Вы чувствуете запах крови и ощущаете, как напряженны мускулы войнов после битвы. А забойные детективы я начала читать уже после колледжа. И влюбилась во все это. Но это было уже более позднее влияние. Мне хотелось писать героическое фэнтези. Войны, колдуны, гномы, драконы и эльфы. Вот, что я видела в своих книгах, когда мне было лет четырнадцать, да и много позднее. Но увлечение детективами, особенно сериями Роберта Паркера, очень повлияло на то, что получилось в результате.

- Что Вы можете рассказать нам о "Ласке сумрака"?

- Я начала его писать месяца через три после того, как закончила "Поцелуй теней". Мерри и Вороны возвращаются в Лос-Анджелес, и работают на Детективное Агенство Грея. Совершает побег убийца, и они пытаются помочь полиции его поймать. Там есть много политических и психологических аспектов. Небольшой погром и убийство. И немного больше, чем средний уровень эротики. Эта книга в основном о том, что на самом деле значит "править". Что значит для Мерри то, что она королева. Да, она только на пути к трону, но если она не будет заниматься этим уже сейчас, то в результате окажется только номинальным правителем. Марри не нужен просто трон, она хочет царить. И она начинает понимать, какие жертвы ей придется принести, и какую цену заплатить за это.

- Принцесса Мередит и Принц Сел оба борются за трон Unseelie Court: тот из них, кто первый сможет доказать свою плодовитость и у кого первого появится ребенок, тот и будет править. Почему бесплодие не допустимо и так важно для фейри?

- По той же причине, почему это важно для всех. Если нет следующего поколения, то народ вымирает. А традиционно фейри не могут воспроизводить потомство так быстро, как люди. Вот откуда истории про подменных детей и захваченных фейри пленников.

- Получается, что важный аспект в мире Мерри может быть очень спорным в нашем мире. Чтобы доказать, что она достойна, Мерри должна спать со многими самцами (я даже не могу назвать их мужчинами, хотя большинство из них хотя бы большую часть времени пребывают в мужском обличье). Это делает новую книгу более чувственной и сексуальной, чем первая. В нашем предыдущем интервью вы выражали смешанные чувства по поводу того внимания, которое уделяется этому аспекту в серии про Аниту Блейк. Что Вы думаете об отклике на сексуальную атмосферу "Поцелуя теней"? Считаете ли Вы, что успех Аниты сгладит сексуальную насыщенность в новой серии, или есть разница в том, как секс и сексуальность представлены в жанрах фэнтези и ужаса?

- Есть огромная разница в том, как можно обращаться с сексом в фэнтези и ужасах. В большинстве книг ужасов, если есть секс, то все заканчивается смертью или чем-нибудь ужасным. В моих книгах мы получаем от секса удовольствие и не бываем за это наказаны. А я не могу припомнить фэнтези, где есть секс, и он рассматривается с позитивной точки зрения. Если есть секс, то он уж очень слащав (традиционен), остается за кадром или описывается очень аккуратно. Некоторые любовные романы справляются с этим лучше, но я читала их не так много, чтобы рассуждать с полным основанием. Что касается откликов, то даже не знаю, что я по этому поводу думаю. Мне надо отстраниться от этого, чтобы спокойно писать следующую книгу.

- Социальные, политические, сексуальные и магические иерархии среди фейри запутывают даже их самих, но любая ошибка может стоить вам жизни. К счастью, Мерри научил всему ее отец. На вершине лестницы стоят чистокровные сиды (сидхи), затем идут различные помеси и другие магические расы, такие как брауни, гоблины, полу-фейри, и так далее с доминирующей частью крови сидхов, затем идут чистокровные представители других типов, и в самом низу (отдельно от людей) стоят те, у кого в жилах течет совсем мало крови сидхов. Более-менее правильно?

- Более или менее. Есть еще иерархия по магии или силе. Мерри и почти все остальные уважают силу. Если кто-то может прийти и прикончить вас, то вы должны относиться к нему по-другому.

- Почему некоторые Сидхи - Seelie, а другие - Unseelie? Появились ли все разновидности фейри одновременно и из одного источника, или в разное время и по-разному? И сидхи самые сильные, потому что появились раньше всех?

- У разных писателей существуют разные разновидности фейри. Мне просто пришлось выбрать, какими я хочу видеть своих. Фейри вышли из огромного числа поверий и культур, которые далеко не так однородны, как должно быть в одном мире. Сидхи не были теми, кто "пришли" первыми. Они происходят от Thuathe de Danaan, которые жестоко сражались с Firblogs. Firblogs были первыми.

- Одно из самых страшных созданий в "Ласке сумрака" – это Безымянный, чудовище, достойное пера самого Лавкрафта. Не думаю, что выдам что-нибудь, если скажу, что Безымянного создали Seelie и Unseelie Дворы для того, чтобы их признали в Соединенных Штатах. Но почему от них этого потребовали, и почему они на это пошли?

- Безымянный – одно из заклятий, которое Дворы сотворили, чтобы избавиться от своей высшей и еще более жуткой магии. После того, как их выгнали из Европы из-за войн людей и фейри, Штаты предложили им прибежище, но только если они откажутся от заклятий, которые в прошлом привели к проблемам. Им было некуда деваться, так что выбора не оставалось.

- Есть ли какие-нибудь планы экранизации Мерри? Наверняка, актеры будут в очередь становиться, чтобы сыграть некоторых из Ваших персонажей.

- В настоящий момент планов нет.

- Над чем Вы сейчас работаете? Вы составляете расписание, когда работаете над Мерри и Анитой? Насколько хорошо они уживаются, то есть – сотрудничают ли они, или перебивают друг друга?

- Сейчас я работаю над 11 книгой про Аниту. Действительно, я делю свое время между книгами про Аниту и Мерри. И действительно, голос из той книги, которую я только что закончила, обязательно вмешивается в текущую работу. Особенно, когда мне приходится вносить последние исправления в одну, и в то же время начинать писать другую.

- ОК, мы просто обязаны спросить: смотрите ли Вы "Баффи – Истребительницу Вампиров"? Каково Ваше профессиональное мнение, как эксперта по всем этим вампирским делам?

- Я смотрела Баффи, когда сериал только появился. Последние пару лет у меня не хватает времени, чтобы смотреть телевизор. И я уже не слежу за сериями. Друзья иногда рассказывают, что там происходит. И у меня есть кассета музыкальной серии, которая мне очень понравилась. Но так как я не смотрю сериал постоянно, то не могу обсуждать его, как эксперт по вампирам. Я специализируюсь на своем собственном мире, и много изучала фольклор, мифологию, и исторические данные о вампирах. По мелочам и подробностям я, может, и эксперт, но я не много читаю фантастику про вампиров. Так что, без сомнения, не разбираюсь в мирах, придуманных другими.

- Спасибо, Лорел!